My Enchanted World

Art, Travels and more…

Размышляя над “Илиадой”

by Svetlana Husser - June 22nd, 2015.
Filed under: Греко-римская мифология, Книги, Размышления.
http://cn.flibusta.net/i/32/241332/img_22.jpg

“Сражение Ареса с Афиной”, художник: М. И. Пиков

Вчера я дочитала Илиаду, а значит подошла пора для того, чтобы поделиться очередной порцией моих мыслей и открытий, сделанных мною по мере прочтения этой книги.

Мне бросилось в глаза, что многие события поэмы происходят с прямым участием богов. Однако, боги очень редко являются к героям в собственном обличье. Чаще Гомер описывает, как божества дают советы тому или иному воину, приняв облик какого-либо близкого ему человека: друга, брата, наставника, уважаемого всеми бойца… Тем не менее, герои часто распознают за этой маской божество и следуют полученному совету. На мой взгляд,  это практически идеальная иллюстрация открытости миру. Ведь действительно, боги (или бог, или духи, или ангелы, или мироздание, кому как нравится) часто говорят с нами языком символов, знаков, совпадений, а так же, голосами других людей. Глупо ожидать, что высшие силы сойдут в пламени небесном и порешают все проблемы… Нужно быть внимательнее к тому, что происходит вокруг, к тому, что ты видишь и слышишь каждый день. Тогда и подсказки найдутся как бы сами собой.

Главный сюжет Илиады, при ближайшем рассмотрении, тоже оказывается для меня важнейшим жизненным уроком. Все начинается с того, что Ахиллес обижается на царя Агамемнона и просит Зевса наказать своих обидчиков. Типа: “Пусть я тут буду один такой обиженный сидеть, а от них отвернется военная удача. И пусть всем будет плохо. А когда писец будет совсем уж полным, я приду, такой, весь в белом, и они увидят, какой я незаменимый и как жестоко они все ошибались…” Ну детский лепет, честное слово! Из серии: “Вот я умру и буду в гробу лежать, а все вокруг будут плакать и поймут, какие они гады.” Однако, Зевс исполняет это, взлелеянное обидой, желание Ахиллеса… С одной маленькой оговорочкой. В проигрываемом ахейцами сражении умирает и лучший друг Ахиллеса, Патрокл. Из этого делаем вывод: мироздание исполняет ВСЕ наши желания, если мы достаточно сильно их хотим. Именно поэтому желания нужно формулировать четко и вдумчиво. Ибо если пожелаешь: “И пусть всем будет хуже”, то хуже будет и тебе, в том числе. Так что специфицируйте, господа, специфицируйте. 🙂

Еще меня поразил один из ярких примеров материнской любви, показанный в произведении. Предопределено, что если Ахиллес снова ввяжется в бой, то он уже не вернется в отчий дом, а падет под стенами Трои. Об этом прекрасно знает богиня Фетида, мать Ахиллеса. Самого Ахиллеса терзают предчувствия скорой смерти. Скорую смерть предрекают ему все боги и даже его собственные кони, внезапно заговорившие с ним… Однако, когда Ахиллес решает вступить в битву, Фетида просит его подождать один день… пока она добудет ему доспехи, выкованные самим Гефестом. То-есть самые лучшие доспехи, какие только можно себе представить! Все предопределено. Ахиллес не избегнет судьбы. Но мать все-равно старается как можно лучше защитить свое дитя!

В течении всего повествования то и дело фигурируют мужчины, охарактеризованные, как сыновья Приама, владыки Трои. Про себя я удивлялась: “Сколько же у него этих сыновей, что о них так часто рассказывается? Прям на каждой второй странице, то одного приамова сына убьют, то другой какой-нибудь подвиг совершит…” Сама я перед прочтением поэмы твердо знала только о двоих: Гекторе и Парисе. В конце книги Приам, однако, сам ответил на мой немой вопрос:

Я ж, бесконечно несчастный, сынов народил превосходных
В Трое широкой, — и в жизни из них никого не осталось!
Я пятьдесят их имел при нашествии войска ахейцев,
И девятнадцать из них — от одной материнской утробы.
Жены другие мои остальных мне родили в чертогах.
Нехило так… И это еще не считая дочерей. А дочери у Приама тоже были (и не одна). В одной из сцен описывается, как Гектор проходил мимо спален, в которых жили дочери троянского царя со своими мужьями. В общем, потомков себе Приам наплодил немеряно… Но и это его не спасло…
Ну и раз уж мы заговорили о потомках, и о делах любовных, не могу не поделиться отрывком из той главы, где Гера соблазняет Зевса, который немало меня повеселил. Итак, Гера навещает своего венценосного супруга в горах Иды. Он мгновенно воспламеняется ее красотой и говорит буквально следующее:
Гера, такая любовь никогда ни к богине, ни к смертной
В грудь не вливалася мне и духом моим не владела!
Так не любил я, пленясь молодою женой Иксиона,
Мне Пирифоя родившей, советами равного богу, —
Или Данаей, прекраснолодыжною Акрисионой,
Сына Персея родившей, славнейшего между героев,
Или же дочерью славой покрытого Феникса в Крите,
Что родила мне Миноса с подобным богам Радаманфом;
Так не пленялся Семелою я и Алкменою в Фивах,
Мне подарившею сына Геракла с духом могучим,
Та же Семела мне радость людей родила Диониса;
Так не любил я Деметры в косах, заплетенных искусно,
Славной богини Лето и тебя самое даже, Гера, —
Как тебя нынче люблю я, желанием сладким объятый!
То-есть перед ним стоит, вся такая распрекрасная, его законная жена, а он вдохновенно перечисляет всех своих многочисленных любовниц… Типа, комплимент делает. Капец! О времена, о нравы! 😀 Наверное, он не получил от Геры по мозгам только потому, что ей в данный момент это было не выгодно. 🙂
Есть еще некоторые моменты, о которых мне хотелось бы рассказать, но я сделаю это в следующий раз. А пока закончу, как всегда, россыпью интересных фактов: Сон считался братом Смерти, Существовало поверие, что боли, испытываемые женщинами при рождении ребенка, причиняли дочери Геры, Илифии, посылая в роженицу свои стрелы. Людское ослепление какой-либо мыслью или идеей обусловлено тем, что по голове человека прошла богиня Ата, одна из дочерей Зевса. Бык или бычья шкура были обычной наградой бегунам в спортивных соревнованиях…
Пока у меня все. 🙂

1 Response to Размышляя над “Илиадой”

  1. Очень интересно! А про боги помогают через земных и все желания исполняются, господи, как это верно!

Leave a Reply