My Enchanted World

Art, Travels and more…

Странствия Одиссея

by Svetlana Husser - September 25th, 2015.
Filed under: Греко-римская мифология, Книги, Мои статьи.
http://www.kunstkopie.de/kunst/herbertjames_draper/1-odysseus-und-die-sirenen.jpg

“Одиссей и сирены”, художник: Herbert James Draper

Недавно я начала читать Одиссею. Как я и предполагала, эта поэма нравится мне намного больше Илиады, так как в ней описывается больше необычных приключений и меньше кровавых битв. Все же прав был профессор Толкиен, когда говорил, что нет ничего более занимательного, чем рассказ о волшебном путешествии. 🙂 Не смотря на то, что сюжет мне известен, как и в случае с Илиадой, я натыкаюсь на какие-то интересности, которые привлекают мое внимание и заставляют задуматься. Так что я думаю, что со временем здесь появится целая серия постов на тему и этого произведения Гомера. 🙂

А пока мне хотелось бы поговорить здесь о самом путешествии Одиссея. Дело в том, что читая поэму я впервые составила себе более или менее четкое представление о том, где он побывал, какие волшебные острова он посетил, сколько провел там времени и как вообще получилось так, что его возвращение домой заняло такой долгий промежуток времени. Смотря фильмы, мультфильмы и читая книги-вариации на тему Одиссеи я конечно же слышала о большинстве “остановок” и знала, что там будет и циклоп, и волшебница Цирцея, и сирены, и Сцилла с Харибдой. Однако, только теперь все эти разрозненные кусочки выстроились у меня в непрерывную картину повествования.

Итак, покинув берега Трои Одиссей со своими судами первым делом направился в город Исмар, где жило некое племя киконов. Скажу сразу, возвращающиеся домой ахейцы были теми еще бандюгами. Так и здесь, Одиссей с товарищами не преминули разграбить город и разогнать местных жителей. Потом Одиссей хотел дать деру, но товарищи уговорили его остаться пировать на берегу. А киконы оказались все же не дураками. За ночь они набрали подкрепления у соседей и на утро напали на суда ахейцев, ибо нефиг. С каждого судна Одиссея погибло по 6 бойцов, а как мы знаем из второй песни Илиады, у Одиссея было с собой 12 кораблей. После этого герой спешно отбыл.

Следующей остановкой был некий край лотофагов, мужей невоинственных, жующих лотос. Лотофаги накормили сладкими цветами и двух одиссеевых разведчиков. Те забыли обо всем и хотели уже навечно остаться в этих краях, но брыкающихся разведчиков погрузили на корабли и спешно поплыли дальше, чтобы не дай боги еще кто не наелся этой гадости. 🙂

Плыли они плыли и приплыли в край одноглазых великанов, циклопов. Одиссей оставил большинство судов в укромной бухте на ненаселенном островке, а сам поплыл с одним кораблем на материк, где и случилось знаменитое происшествие с Полифемом, по несчастному стечению обстоятельств оказавшимся сыном Посейдона. Стычка закончилась потерей Одиссеем шестерых своих товарищей, в то время как циклоп лишился глаза. Получается, что в краю циклопов Одиссей провел около 3-4 дней. Ах да, и я до сих пор не понимаю, зачем Одиссей выдал обиженному циклопу свое настоящее имя, после того, как уже так хитро обдурил его накануне. Теперь папаша одноглазого дитяти точно знал имя обидчика и мог наказать его по всей строгости… Короче, в какой-то мере Одиссей сам виноват, что море было к нему так неблагосклонно. Нечего было бахвалиться!

После циклопов Одиссею наконец-то повезло и он прибыл на остров Эолию, где жил повелитель морских ветров Эол со своей семьей. Старец радушно принимал гостей и путешественники пробыли в его доме целый месяц! После этого старец милостиво закупорил в сосуд все коварные ветра, оставив только попутный, и отправил странников домой.

Но не тут-то было. Из-за глупости собственных спутников Одиссей так и не попал домой, хотя родной остров уже маячил на горизонте. Вместо этого буря привела их в Телепил, край лестригонов. Эти лестригоны оказались злобными великанами-людоедами, и Одиссей еле унес от них ноги, потеряв при этом все корабли, кроме своего собственного, который хитрец предусмотрительно не стал заводить в уютную гавань лестригонов.

Следующим на горизонте показался остров Ээя, где жила волшебница (нимфа) Цирцея. Как известно, посланную на разведку часть команды она не задумываясь превратила в свиней, а, пришедший разбираться, Одиссей избегнул ее чар с помощью корня травки моли, которую ему дал Гермес. После этого Одиссей с Цирцеей нашли-таки общий язык:

Ну, так вложи же в ножны медноострый свой меч, а потом мы
Ляжем ко мне на постель, чтоб, сопрягшись любовью и ложем,
Мы меж собою могли разговаривать с полным доверьем.

“С полным доверьем” они договорились и до развоплощения свиноподобных товарищей, и до воссоединения обеих половин одиссеевой команды в доме Цирцеи, и вообще до всяческого расположения волшебницы… Одиссей со товарищи пробыли в ее доме год! Целый год! Да, местами слабо верится, что Одиссей так уж стремился на Итаку, к своей Пенелопе…

После этого Цирцея посоветовала Одиссею сплавать в Аид, царство мертвых, чтобы узнать у мертвого прорицателя Тересия одиссееву дальнейшую судьбу. Вход в царство мертвых находился в стране коммерийцев, которые живут не зная солнечного света. Там всегда сумрак и туман. Узнав все, что требовалось, путешественники возвратились обратно на Ээю, чтобы похоронить своего придурковатого товарища Ельпенора. Перед отплытием в Аид он уснул на крыше дома Цирцеи, а когда Одиссей позвал всех к кораблю вскочил и, забыв что он на крыше, побежал вперед… Упал с крыши и сломал себе шею. Вот такая нелепая смерть (да и что-то не верится мне, что он трезвый полез на крышу). В суматохе отплытия о нем забыли, но в Аиде его дух попросила Одиссея о достойном погребении и тот не смог отказать товарищу. После похорон Цирцея, разговаривая с Одиссеем, дала ему такое же предсказание, как и Тересий… Спрашивается, зачем было гонять мужика в Аид и обратно, если она сама и так все знала?!. Ну да ладно, она женщина умная. Ей виднее.

Покинув Цирцею наши герои поплыли дальше, мимо острова сирен. Кстати, я была очень удивлена узнав, что трюк с залеплением ушей команды воском и привязыванием себя к мачте был вовсе не выдуман самим хитрожопымумным Одиссеем, возжелавшим услышать прекрасные голоса сирен, а от и до подсказан ему Цирцеей… Нет, ну что бы он без нее делал?!

После сирен у Одиссея было два выхода: податься к Планктам — движущимся скалам, меж которыми не удавалось пройти живым ни одному судну кроме славного Арго; или же попытать счастья в узком проходе между двумя чудовищами, Сциллой и Харибдой. Кстати, если кому интересно (мне, например, такие вещи всегда интересны), то Сцилла описана так:

Как у щенка молодого, звучит ее голос. Сама же —
Злобное чудище. Нет никого, кто б, ее увидавши,
Радость почувствовал в сердце, — хоть если бы бог с ней столкнулся
Ног двенадцать у Сциллы, и все они тонки и жидки.
Длинных шесть извивается шей на плечах, а на шеях
По голове ужасающей, в пасти у каждой в три ряда
Полные черною смертью обильные, частые зубы.
В логове полом она сидит половиною тела,
Шесть же голов выдаются наружу над страшною бездной,
Шарят по гладкой скале и рыбу под нею хватают.
 Харибда же полностью сокрыта под водой и о ней было сказано лишь то, что она обитает под скалой, отстоящей от скалы Сциллы лишь на расстоянии выстрела из лука:
Дико растет на скале той смоковница с пышной листвою.
Прямо под ней от Харибды божественной черные воды
Страшно бушуют. Три раза она их на дню поглощает
И извергает три раза.
Сцилла сожрала шестерых гребцов из Одиссеевой команды, но больше потерь не было, и судно благополучно добралось до острова Гелиоса, на котором паслись тучные стада этого бога. Теперь надо сказать о том, что предсказания Тиресия и Цирцеи гласили одно: если Одиссей и команда не будут есть коров Гелиоса, то они благополучно вернутся домой, а если съедят, то в пути погибнет вся команда и лишь Одиссей, претерпев долгие скитания, вернется домой на чужом корабле. Ну и что бы вы думали? На море разыгрывается непогода и путники не могут покинуть остров в течении одного месяца. В какой-то момент голод отбивает у команды разум и, пока Одиссей спит, они закалывают и едят злополучных коров.
Дальнейший исход, я думаю, ясен. Как только корабль отплывает от острова, мореплаватели попадают в шторм. Все, за исключением Одиссея, идут ко дну, а того прибивает к острову Огигии, где живет нимфа Калипсо. Нимфа (вот же неожиданность!) влюбляется в Одиссея и держит его у себя !семь лет!, пока наконец не приходит распоряжение свыше отпустить-таки несчастного путешественника восвояси.

Одиссей строит плот и на его обломках (не забываем о гневе Посейдона за ослепление его сыночка) прибывает в страну феаков, искусных мореплавателей, строящих чудесные корабли:

у феаков на них не имеется кормчих,
Нет и руля, как у всех остальных кораблей мореходных.
Сами они понимают и мысли мужей и стремленья,
Знают и все города и все плодоносные нивы
Смертных людей; через бездны морские, сквозь мглу и туманы
Быстро мчатся они и все ж не боятся нисколько
Вред на волнах претерпеть или в море от бури погибнуть.
На таком корабле многострадальный Одиссей и достигает наконец родных берегов Итаки.

Leave a Reply