My Enchanted World

Art, Travels and more…

Уильям Батлер Йейтс: О фейри

by Svetlana Husser - January 17th, 2016.
Filed under: Вдохновляющее, Кельтская мифология, Цитаты.
http://cs1.livemaster.ru/articlefoto/300x225/c/9/d/c9d4cc914d.jpg

Художник: Брайан Фрауд

Хочется как-то сменить печальную атмосферу последних дней… Вспомнился, попавшийся в книге У. Б. Йейтса, пассаж, который оказался невероятно созвучен моей душе. Около полугода назад я наткнулась на цитату из книги “Кельтские сумерки”, которая мне очень понравилась и побудила меня найти и прочитать это произведение целиком. Найденная тогда цитата, оказалась выдержкой из более длинного отрывка и, обрамленная дополнительными словами, она заиграла для меня еще более глубокими смыслами и значениями. Что-то тихо-философское, тоска по иному, взгляд за горизонт, возвышенная красота, отразившаяся в хрустальном кружеве слов… Наверное, только ирландец мог так точно выразить все то, что смутно чувствую я сама, читая старинные легенды о призрачном мире фейри…

Я верю, что природа исполнена невидимых нам существ, иные из них уродливы, иные способны вызвать страх, они бывают злыми и глупыми, но есть среди них и прекрасные, настолько, что мы и представить себе их красоты не в состоянии; еще я верю, что когда мы бродим не спеша в местах красивых и тихих, вот эти как раз, самые из них прекрасные, от нас невдалеке. Даже когда я был совсем еще мальчишкой, стоило мне только оказаться в лесу, и тут же приходило чувство ожидания встречи с кем-то или с чем-то, чего я долго ждал, хотя я и не смог бы сказать точно, а чего я, собственно, ждал. Я и сейчас иногда готов вдоль и поперек, с неведомою мне самому целью, исходить несчастную какую-нибудь рощицу — столь сильна надо мной власть детского этого ожидания чуда. И вы, вы тоже знаете наверняка эту власть над собой, вы встречались с ней там, где находила вас ваша планета: Сатурн вел вас в лес, Луна, скорей всего, на берег моря. Я не взялся бы отрицать особенной власти заката, когда, как верили наши предки, мертвые уходят вслед за своим пастухом, вслед за солнцем, — и не стал бы списывать всего закатного спектра чувств по ведомству «некоего смутного ощущения присутствия чего-то и неощутимого почти». Если красота не есть путь к спасению из той рыбацкой сети, в которую, родившись, мы попадаем все, то она красотою пребудет недолго, и тогда уж лучше нам сидеть по домам, у камельков, и копить в ленивом теле жир или же бегать туда-сюда сломя голову, играя в дурацкие наши игры, чем глядеть на великолепнейшие из представлений, которые разыгрывают от века свет и тень среди лесных зеленых листьев. И, выбравшись в очередной раз из темных дебрей спора, я говорю себе: да есть же они, есть, несомненно, иной, божественной природы существа, ведь это только мы, в ком нет ни простоты, ни мудрости, берем на себя смелость отказывать им в праве на существование. Древние мудрецы и простые люди всех времен видели их и даже говорили с ними. Они живут совсем неподалеку, и жизни их полны страстей и радостей, и мы, я убежден в том, тоже будем среди них, когда умрем, если только будем внутри себя простыми и страстными. А Может быть, и вовсе там, за гробом, нас ждет воссоединение с миром забытым и древним, и нам еще предстоят схватки с драконами средь голубых холмов, поросших лесом […].

Именно все это проносится в моей душе, когда, следуя призыву Питера Пэна, я восклицаю: “Я верю в фей!” А вы?..

Leave a Reply