My Enchanted World

Art, Travels and more…

Положение женщины в германской и кельтской культурах: Часть 2

by Svetlana Husser - February 21st, 2016.
Filed under: Германо-скандинавская мифология, История, Мои статьи.
https://pp.vk.me/c622627/v622627555/25a10/JBUnS6Nr3to.jpg

Художник: Emil Doepler der Jüngere

Итак, поговорим о кельтах. У кельтов так же господствовал матриархальный уклад, однако, нужно заметить, что особенно сильно подобные традиции были распространены среди жителей Британских островов. На это указывает, например, тот факт, что богини островных кельтов занимали центральное место в их пантеоне богов, и среди них особенно ярко выделяется важная триада богинь войны — Бадб, Маха и Морриган. Местные героические предания приписывают именно женщине открытие и заселение Ирландии. Племенная сага галатов (одно из кельтских племен) так же отводит женщине ведущую роль. Множество женщин упоминается в кельтских преданиях, как основательницы племен и поселений, предводительницы, воительницы, культурные героини, ведуньи, волшебницы и так далее. Они определенно занимали значимые общественные позиции, сопряженные с большой ответственностью и уважением к исполняющей их персоне.

После этого кажется довольно логичным, что женщины (островных) кельтов имели право на владение землей и иным движимым и недвижимым имуществом, которое они могли передавать дальше по материнской наследственной линии. Как это все еще просматривается в более поздних легендах о Граале, переселенцы и завоеватели могли легализировать свою власть над землей только в том случае, если они вступали в брачную связь с местными женщинами.

Женщины и сами упоминаются в качестве предводительниц и завоевательниц. Вспомним знаменитую Боудику, королеву иценов, возглавившую большое восстание британских племен против римских захватчиков в 60-61 годах н.э., или чуть менее знаменитую Картимандую, королеву племени бригантов, установившую дружеские отношения с пришедшими римлянами и ставшую предательницей в глазах собственного народа. Валлийское законодательство предписывало королеве третью часть от всей военной добычи и податей, собранных в результате судебных разбирательств.

Кельтские женщины считались храбрыми, отважными и не уступающими в силе мужчинам. Упоминается даже, что среди пиктов существовала отдельная каста воинственных женщин, которая обучала мужчин искусству владения оружием. Римский историк Аммиан Марцеллин так рассказывает о боевом задоре кельтских женщин:

Галлы вздорны и высокомерны до крайности. В драке, любой из них готов схватиться сразу с несколькими противниками, не имея при этом иной поддержки, кроме как поддержку свей жены, которая часто бывает еще более опытна в боевом искусстве, нежели ее муж. Каждому нужно хоть раз воочию узреть этих мужеподобных женщин, у которых от гнева на шее вздуваются вены, которые размахивают своими снежно-белыми мускулистыми руками, активно используют свои ноги и кулаки, и раздают удары и пинки направо и налево, подобно спускаемым катапультам.

В некоторых источниках рассказывается, что часть женщин, подобно греческим амазонкам, жила строго изолированно от мужчин, и встреча с противоположным полом происходила исключительно для зачатия ребенка. В целом же, кельтская девушка имела полное право сама выбирать себе мужа по сердцу, и считалось противозаконным выдавать женщину замуж против ее воли. Если женщина хотела, она могла прожить незамужней всю жизнь и в любом случае оставаться полноправной наследницей имущества своих родителей. Вот как Цезарь описывает деловую сторону брачного вопроса:

Если мужчина желает заключить брак с женщиной, то он должен заплатить определенную сумму. Женщина так же должна внести равную сумму со своей стороны. Каждый год их имущество пересчитывается, а идущая от него прибыль сохраняется. В случае смерти одного из партнеров, второй получает обратно свой изначальный взнос, а так же всю накопившуюся с годами прибыль.

Наравне с приданым, женщина могла владеть дополнительным состоянием, так называемой параферналией (paraphernalia от греч. para-, “рядом с” и pherna, “приданое”). Привнесенное женщиной состояние, в большинстве случаев, оставалось ее личной собственностью, которая причиталась ей и после развода. Так же, в отличии от римских традиций, после свадьбы жена была вовсе не обязана полностью переходить в семью мужа. Ирландские законы предусматривали несколько возможных форм брака, выбиравшихся в зависимости от финансового состояния супруги:

  • В том случае, когда женщина имела малый доход и была более низкого происхождения, нежели ее муж, ее права были довольно сильно ограничены.
  • Если муж и жена имели равное финансовое положение и происхождение, то они имели и абсолютно равные права. Жена могла, например, сама заключать и разрывать новые договора, если они казались ей ущемляющими ее свободу.
  • Если же жена была богаче мужа, это автоматически делало ее главой семьи, а муж при этом занимал положение “подданного” и “слуги” своей жены.

Если честно, такой подход кажется мне намного более правильным, чем законы позднейших времен, когда (теоретически) удачливый босяк мог жениться на богатой женщине, а потом выкинуть ее на улицу.

В Британнии и Уэльсе замужние женщины могли абсолютно свободно распоряжаться привнесенной ими в семью частью дохода и даже продавать ее без согласия мужа. Так же, в случае бездетности, женщине предоставлялось право самой назначaть дальнейшего наследника. В случае смерти мужа, явное преимущество в этом вопросе имела семья жены. Сильное влияние матриархата в кельтской культуре проявляется и в том, что легендарные герои часто называются сыновьями такой-то матери, а не отца. То есть тут тоже имело место “матьничество”, а не отчество. Отголоски этих традиций сохранились на Британских островах вплоть до наших дней. Так в Ирландии и Шотландии ребенок все еще может взять себе фамилию матери, а не отца. В Уэльсе тоже, вплоть до недавнего времени, отдельные, рожденные в браке или в похожем на брак союзе, сыновья могли взять себе фамилию матери или, в случае если мать взяла себе фамилию отца, фамилию материнской семьи. Германские и кельтские женщины имели право голоса в народных собраниях. Они могли свободно участвовать и направлять социальную жизнь своего племени.

Изменения в восприятии социальной роли женщины начались с приходом христианской эры. В начале старое и новое мировоззрение существовали параллельно друг с другом. Так как Библия была написана на латыни, новое учение находило себе сторонников, в основном, в образованных кругах знати и клира. В деревнях же господствовали старые традиции и их влияние еще долгое время было чрезвычайно сильно. Там не очень приживались идеи о второсортности и греховности женщины. Так хроники показывают, что вплоть до 1500 года, деревенские женщины свободно могли выбирать себе профессию, причем не только из спектра так называемых “традиционно женских” занятий, но и из вполне себе “мужских” работ. Сохранились свидетельства о телегостроительницах, бондарьшах, копальщицах колодцев, привратницах, женщинах кузнецах (!) и строительницах. Женщинам позволялось организовывать собственные гильдии (особенно если дело касалось продажи и изготовления тканей), известны многочисленные торговки и мастерицы, которые в свою очередь сами обучали подмастерьев и передавали свое знание дальше. Кстати интересно то, что практически по всей Западной и Средней Европе второй по частоте “типично женской” профессией (после изготовления текстильных продуктов) было… пивоварение. 🙂 Конечно женщины вообще активно шли в профессии, связанные с едой: пекарши, мясничихи, рыбачки, маслобойницы, садовницы… Известно большое количество аптекарш, хирургш, офтальмологинь и повитух, которые, скорее всего, были еще и знахарками. Люди могли обращаться к ним с самыми разными немочами. Надо сказать, во времена раннего средневековья практически вся медицина все еще лежала в женских руках. Считалось, что подательницы жизни лучше мужчин знают, как эту самую жизнь сохранить…

Однако, под давлением христианской идеологии чаша весов все более и более сдвигалась далеко не в пользу женщин. От праведных христианок ожидалось полное подчинение мужу и церкви. Женщина должна была постоянно помнить о своей “греховной природе”, а мужчина постоянно остерегаться искушения, исходящего от женщин… Грустная картина… Прекрасной иллюстрацией духа времени служат вот эти слова немецкого реформатора Мартина Лютера:

Со времен сотворения мира, от власти женщин никогда не получается ничего хорошего. […] Когда господь создал Адама и поставил его во главе всего сущего, то на земле стал идеальный порядок и покой. Мудрый правитель знал свое дело. Однако, когда пришла женщина, и так же захотела внести свою лепту, захотела показаться умной, то все развалилось и мир погрузился в хаос…

А это мы читаем в Собрании Средневековых Присказок:

Василиск убивает своим ядовитым взглядом, а похотливый взгляд женщины толкает мужчину на стыд и иссушает его, как солнце иссушает сено. Она есть бесовское зеркало и погибель ждет даже самого праведного мужа, который слишком часто в него смотрится.

Смена настроения на лицо и, как мы все помним, закончилось это разгоревшейся в XVI веке охотой на ведьм… Но это уже совсем другая история.

Leave a Reply