My Enchanted World

Art, Travels and more…

Замок Вартбург

by Svetlana Husser - August 28th, 2016.
Filed under: История, Легенды, Путешествия.

IMG_9085

Теперь, как и обещала, расскажу о нашем визите в замок Вартбург (Wartburg). Под катом будет много фотографий, но и много букв. Так что, если осмелитесь,  смотрите, но потом не говорите, что я вас не предупреждала. 😉

Мне кажется, практически невозможно переоценить все то огромное значение, которое Вартбург оказал на немецкую культуру, историю и народное самосознание. Например, именно здесь с 4 мая 1521 по 6 марта 1522 годов, под псевдонимом юнкера Йорга (Junker Jörg) скрывался от преследования великий реформатор Мартин Лютер. Именно здесь, всего за 11 (!) недель, он перевел Библию на немецкий язык, заложив тем самым фундамент протестантской веры. Именно этот замок вдохновлял Гетте и Вагнера на создание их бессмертных произведений. В 1817 году именно здесь прошло знаменитое Вартбургское Празднество — студенческое собрание в замке Вартбург, ставшее важной вехой в становлении современного немецкого государства. В общем, совсем не удивительно, что в 1999 году замок был внесён в Список Всемирного Наследия ЮНЕСКО, и еще менее удивительно то, что находясь поблизости, нам захотелось воочию взглянуть на это овеянное легендами место.

IMG_6929

После утомительного подъема наверх, во время которого меня, словно из печки, обдавало горячим воздухом, я почти без сил подползла к массивным замковым воротам. Однако, пройдя сквозь массивное каменное ограждение, я оказалась в таком волшебном мире зачарованного средневековья, что мою усталость, как рукой сняло! Хотелось запомнить каждый изгиб затейливого узора, каждое стрельчатое окно и каждое боярышниковое деревце, приютившееся в тени изящных фахверковых домиков.

IMG_6931

Внимательный читатель может воскликнуть: “Какие фахверковые домики?! Это же замок!” Дело в том, что “входная” часть замка появилась намного позднее его главного двора. В то время Вартбург уже потерял свое былое политическое значение и для новых построек использовался не дорогой массивный камень, а более дешевый материал — дерево и кирпич — из которого изготавливались фахверковые дома. На мой взгляд, фахверковые постройки придали первому внутреннему дворику свое неповторимое очарование. Он казался сошедшим со страниц волшебной сказки. Мое внимание немедля привлекли узорчатый эркер здания…

drache

… крылатый дракон, обвивший арку глубокого колодца,..

IMG_6933

… и роскошные белые голуби, живущие в голубятне прямо в этом замковом дворе и деловито разгуливающие по черепичным крышам и красноватому камню мостовой!

IMG_6973

Проходя под широкой аркой, соединяющей первый замковый двор со вторым, я заметила лукаво улыбающееся лицо остроухого зеленого человека и, конечно же, не смогла пройти  мимо! 😉

IMG_6974

Если первый двор напомнил мне волшебную сказку, то второй, с его массивным и гордым зданием средневекового дворца, заставил меня почувствовать зов древних легенд и героических саг… Замок действительно хранит в своей памяти множество преданий, о которых я конечно же постараюсь рассказать.

IMG_6938

Капители узких колонн, украшающих фасад главного здания дворца, были украшены затейливой резьбой. В причудливых изгибах линий можно было увидеть самых разных существ: драконов, грифонов, орлов… Одним из них оказался зеленый лев с прорастающими из пасти побегами. Еще одна вариация на извечную тему зеленого человека.

IMG_6982

После вкусного обеда тюрингенским тартом фламбе с ветчиной и сыром, в уютном ресторанчике, расположившемся прямо в большом дворе замка, мы продолжили осмотр. Южную оконечность двора занимала огромная каменная цистерна для сбора дождевой воды, сооруженная еще в XII веке! Дело в том, что небольшой колодец в первом дворе замка является гораздо более поздним сооружением. В средние века запасы воды доставлялись сюда на спинах покорных мышистых осликов, а дополнительным водохранилищем на случай осады служила вот эта самая цистерна. Ослики, кстати, и теперь регулярно навещают замок, но теперь их грузом стали шумные туристы.

IMG_6941

Слева от цистерны у дворца имелась небольшая пристройка. Я заглянула в открытую дверь и среди этого жаркого дня на меня повеяло желанной прохладой! Пояснительная табличка сообщила, что передо мной находится Рыцарская Купальня (Ritterbad). В каменном бассейне маняще дрожало зеркало чистой воды. Ослепительный столп света, лившийся из небольшого окна под потолком, лишь подчеркивал свежесть и затененность этого места. Стену купальни украшал большой гобелен, а капители колонн подхватывали водную тематику изображениями хвостатых русалок. Именно так я бы и представила себе купальный покой легендарного правителя… Это меня и насторожило. Слишком уж все было романтично, слишком волшебно, гобелен выглядел слишком новым для того, чтобы быть по-настоящему средневековым. Предчувствие не обмануло!

Купальня была пристроена в XIX веке, после реставрации Вартбурга, архитектором Хуго фон Ритгеном (Hugo von Ritgen). Однако, это все же не просто фантазия талантливого человека. Средневековые хроники сохранили упоминания о существовании в замке купальни. К сожалению, хроники не говорят когда и где именно она была построена. Архитектор предположил, что купальня появилась здесь в XIII веке, когда крестоносцы возвратились на родину с рассказами об арабском образе жизни, и купальный покой стала считаться необходимoй частью княжеского дворца. При выборе места архитектор так же сделал разумное предположение, что купальня должна была быть легко доступна для проживающего здесь ландграфа (т.е. связана с дворцом), находиться на солнечной южной стороне и недалеко от источника воды, коим, как я уже говорила, являлось замковое водохранилище. Я считаю, что архитектор прекрасно справился со своей задачей! Купальня очень гармонично вписывается в общую картину и пронизана духом романтики.

IMG_6942

После этого началась экскурсия по дворцу и, спасаясь от летнего зноя, я с благодарностью нырнула под прохладные каменные своды. Первая комната была чем-то вроде музея. Ее заполняли надгробные плиты, керамика и узорчатые капители тонких двойных колонн.

IMG_6943

Лично мне было невероятно интересно рассматривать этих, свивающихся в невероятных узлах, драконов и грифонов. Стиль Высокого Средневековья всегда покорял меня своей простотой и четкостью линий, не теряющим при этом тонкости и изящества.

IMG_6947

На одной из надгробных плит был изображен основатель замка, Людвиг Скакун (Ludwig der Springer), принадлежащий к знатному роду Людовингов. Его отец, Людвиг Бородатый (Ludwig der Bärtige), умерший в 1056 году, принадлежал почти неизвестной графской фамилии фон Ринек (von Rieneck). Однако, его потомки быстро добились власти и признания и, в 1131 году, сын Людвига Скакуна, Людвиг I, получил от короля Лотаря III (императора Священной Римской империи) титул ландграфа, будучи тем самым приравнен к герцогам. Имена Людовингов наводят на мысль, что семья не знала других мужских имен, но их “оправдывает” тот факт, что в те времена было принято называть первенца (т.е. будущего наследника) по имени его отца. 😉

IMG_6967

Но вернемся к истории Вартбурга. Как я уже сказала, его основал Людвиг Скакун в 1073 году. Он же сделал замок новой резиденцией Людовингов. С этим событием, как водится, связана одна интересная легенда:

Однажды Людвиг Скакун охотился в этих краях и, в погоне за дичью, забрался на холм, на котором теперь стоит замок. Его так впечатлила открывшаяся взору панорама, что он немедля решил поселиться здесь навсегда! В глубоком душевном порыве он воскликнул: “Подожди же, гора, ты станешь мне замком!” По-немецки это звучит как: “Wart! Berg, du sollst mir eine Burg werden!” и говорят, что именно так Вартбург получил свое название. Хотя нынешние ученые утверждают, что это изречение — всего лишь красивая легенда, а название Вартбурга происходит от понятия Warte (“сторожевая вышка”, “наблюдательный пост”) и указывает на сторожевую и охранную функцию замка, но это ничуть не меняет притягательность древней истории. Описанное в ней событие оказалось даже запечатлено на фреске, украшающей один из дворцовых покоев. 

Легенда на этом не заканчивается. Рассказывают так же, что грандиозный план основателя трещал по швам, ведь существовала одна небольшая загвоздочка: земля, на которой он задумал построить свой замок, принадлежала совсем не ему и было ясно, что Людвиг со своим отрядом из двенадцати рыцарей никак не сможет просто отвоевать холм у соседа. Тут-то молодому графу и пришла в голову гениальная идея! Он приказал принести земли из собственных владений и рассыпать ее на полюбившейся вершине. После этого рыцари Людвига, свидетельствовавшие в пользу своего господина перед начавшимся  судом, торжественно вонзили свои мечи в участок, послуживший камнем преткновения двух семейств, и поклялись, что их мечи сидят в земле Людовингов. Трюк сработал. Судьи были убеждены, и можно было смело приступать к возведению новой крепости.

IMG_6945

Второе надгробье в комнате принадлежало еще одному знаменитому Людовингу — Людвигу II Железному (Ludwig II., der Eiserne), жившему здесь с 1140 по 1172 года. Он провел значительную перестройку замка, в частности, именно ему мы обязаны появлением на этом месте каменного дворца. Он заменил прежнюю деревянную постройку массивным, хорошо отапливаемым, жилым зданием, выполнявшим не только практические, но и представительские функции.

Существует древняя сага, записанная еще в 1421 году, рассказывающая о том, как Людвиг II получил свое странное прозвище. Говорят, что во время правления этого Людвига тюрингенский народ сильно страдал от произвола и жестоких выходок местных аристократов. Людвига мало заботили подобные проблемы и он не делал ничего, что могло бы хоть как-то призвать к порядку его вассалов. Однажды, ландграф весь день провел на охоте и остановился на ночлег в маленькой деревеньке Рула (Ruhla), в хижине местного кузнеца. Ландграф не стал говорить кто он такой, а кузнец не знал своего господина в лицо, так что оставался в полном неведении о том, какой важный гость вошел под его кров. Он постелил уставшему путнику постель, а сам снова принялся за свое кузнечное ремесло. Людвиг не мог заснуть и прекрасно слышал, как во время работы кузнец разговаривал сам с собой, сетуя на тяготы жизни простого народа и на бездействие правителя. В какой-то момент он в отчаянии стал отбивать молотом кусок железа, приговаривая: “Ландграф, ландграф, стань твердым!” (Landgraf, Landgraf, werde hart!) Эти слова произвели на Людвига такое сильное впечатление, что вернувшись домой он немедля принялся за дело и с тех пор стал править железной рукой. Легенда гласит, что он приказал впрячь своих бесчинствующих вассалов в плуг и заставил их вскапывать большое поле.

IMG_6952

Следующий зал был покоями самого ландграфа. Тяжелые арочные своды, каменный пол, в одном углу которого просматривалась скала, поддерживающая фундамент здания, и огромный камин в углу передавали всю сурово-прекрасную атмосферу Высокого Средневековья. Ничего лишнего, строгие линии, приглушенные цвета. Только резная капитель центральной колонны вносила в этот зал некий элемент утонченности. Как всегда, я сразу же стала пытаться представить себе людей, живущих здесь в те давние времена… Интересно, какими были все эти Людовинги, оставившие после себя такой прекрасный замок и столько невероятных историй? Наверное, этот вопрос так и останется без ответа, ведь последний Людовинг, Генрих (Heinrich), правил здесь с 1227 по 1247 годы. Построенный предками замок был его постоянной и основной резиденцией, однако, после смерти ландграфа, в результате борьбы за наследство, замок отошёл Веттинам (Wettiner) — саксонскому королевскому роду, ныне представленному английской Виндзорской династией. Позднее Тюрингия отошла Майсенским маркграфам, и Вартбург стал их резиденцией.

IMG_6954

Но довольно старинных генеологий! Следующим покоем была столовая. Там была представлена великолепная коллекция средневековой мебели и гобеленов, основанная в свое время с легкой руки  Иоганна Вольфганга фон Гёте (Johann Wolfgang von Goethe), несколько раз посещавшего этот замок. Мое внимание сразу привлек яркий шерстяной гобелен  1440 года, изображавший в центре мифическую властную пару: грифона и единорога. Бросилось в глаза поразительное сходство рога единорога с рогом нарвала. Создавалось впечатление, что ткачиха, создавшая это произведение искусства, имела перед глазами живой пример подобного рога…

IMG_6955

Пара грифон-единорог была обрамлена двумя парами, состоящими из грозного льва и красавца оленя! Вообще изображений львов (как-никак герб Людовингов) и оленей (на предметах мебели и декора) в Вартбурге было много и это определенно добавляло дворцу царственности и величия.

IMG_6958

Попав в следующий зал, я не могла сдержать возглас восхищения! Этот покой был прекрасен! Его потолок и стены покрывала яркая мозаика, рассказывающая историю самой известной вартбургской правительницы — святой Елизаветы. Полагают, что эти покои какое-то время были ее опочивальней. Свет богато украшенных светильников отражался от тысяч золотых частичек, служащих фоном всевозможным узорам и диковинным растениям, покрывающим широкие арочные своды. По своей архитектуре этот покой ничем не отличался от суровых покоев ландграфа, но свет и цвет наполняли его жизнью и волшебством!

IMG_6961

Наверное, теперь пришло самое время рассказать о святой Елизавете Тюрингенской (Elisabeth von Thüringen), появившейся на свет в результате брачного союза венгерского короля Андраша II и  немецкой графини Гертруды Меранской (Gertrud von AndechsMeran). Еще во младенчестве венгерскую принцессу обручили с сыном ландграфа Германа Тюрингенского (Hermann von Thüringen). Скорее всего, как это часто бывало, союзу способствовали политические соображения, ведь род Людовингов, так же как и род Андекс-Меранов, к которому принадлежала мать Елизаветы, считался одним из самых влиятельных семейств тогдашней Европы.

Уже в 1211 году, в возрасте четырех лет, Елизавету, вместе с богатым приданым, привезли в Тюринген. Среди аристократии было принято воспитывать будущую жену в семье жениха (наверное, чтобы она с младых ногтей знала все прихоти мужа). Тогда еще Вартбург был просто дозорной крепостью (только Людвиг, будущий муж Елизаветы, построит здесь репрезентативную резиденцию ландграфов), так что маленькая Елизавета жила и воспитывалась в других уголках Тюрингена. Тюрингенский двор считался очень изысканным и образованным. Герман Тюрингенский, наравне с австрийским Герцогом, слыл большим меценатом таких изящных искусств, как поэзия и миннезанг (букв. “певец любви”). Многие важные певцы, поэты и сказители того времени проживали при тюрингенском дворе. Наверное, именно это послужило толчком к созданию самой известной вартбургской легенды, но об этом чуть позже.

Вернемся к Елизавете. Как можно догадаться, девочка получила прекрасное образование при дворе, однако, уже с младых лет ее описывают как: ” с юности отмеченной религиозным рвением, мысли и заботы которой, и в игре, и в серьезном деле, всегда были направлены к Богу.” Все источники указывают на то, что уже в очень молодом возрасте Елизавета чуралась дворцового великолепия, предпочитая более скромный образ жизни.

Суженый Елизаветы взошел на престол, когда ему исполнилось 17 лет. В 1221 году он женился на 14-летней Елизавете и так началась ее взрослая жизнь. Хроники рассказывают, что это была очень счастливая пара. Людвиг любил и уважал свою молодую жену, оказывая ей, невиданные тогда знаки внимания. Так, например, за обеденным столом Елизавета всегда сидела подле мужа, а не на другом конце стола, как это было предписано дворцовым этикетом. Она сопровождала мужа во многих поездках, а если по каким-то причинам не могла отправиться с ним, то все время, до его приезда, носила траур. В такие периоды девушка находила отдушину от одиночества и тоски в помощи бедным и обездоленным. Ее гармоничный союз с ландграфом был благославлен тремя детьми: будущим наследником престола Германом (Hermann) и двумя девочками, Софией (Sophie) и Гертрудой (Gertrud).

IMG_6959

Маг Клингсор предсказывает рождение Елизаветы.

В конце XII столетия по Европе распространилось особое христианское течение, проповедующее бедность и аскезу, как высшую духовную добродетель. Так как Елизавета с детства была склонна к сдержанности, принципы этого учения нашли сильный отклик в ее душе. Не удивительно, что молодая графиня стала ярой сторонницей аскетизма, тем самым все больше и больше входя в противоречие с теми обязанностями и правилами поведения, к которым ее обязывало высокое положение. Более поздние легенды, возникшие вокруг ее образа, часто подхватывают именно эту тематику противоречий. Одна из них гласит, что господь сотворил чудо, заставив окружающих поверить в то, что Елизавета одета в пышные и изысканные одежды, в то время, как она в очередной раз раздала все свои платья бедным, оставив себе лишь самый простой и грубый наряд. Известное в Айзенахе “розовое чудо” (Rosenwunder) рассказывает о том, как хлеба в корзине святой, которыми она хотела накормить бедных, превратились в розы, после того, как на гневный вопрос своего супруга о содержимом ее корзины (в то время был голод из-за неурожая), Елизавета ответила, что она собирала розы. На картинах часто изображается и так называемое “чудо с мантией” (Mantelwunder): Занимаясь благотворительностью, Елизавета отдала нищему свою богато украшенную мантию, а ее служанки с удивлением нашли эту мантию на своем обычном месте, когда графине нужно было нарядиться для того, чтобы показаться перед группой местной знати.  Легенды и хроники сходятся в многочисленных описаниях добрых дел этой святой. Она помогала бедным и больным, организовала больницу в Айзенахе, где работала сама, не боясь даже самой грязной работы, совершенно не приличествующей ее сану. Говорят, Елизавета особенно любила детей. Она всегда охотно помогала им, ласкала, утешала и находила добрые слова для каждого.

В это время в Марбурге появился проповедник Конрад (Konrad von Marburg), известный своей пламенной верой в принципы аскетизма и очень нетерпимо, а порой жестоко, относившийся к тем, кто имел убеждения, отличные от его собственных. Из-за близости взглядов, он стал вхожим в семейство ландграфов и Елизавета очень прислушивалась к мнению проповедника. Конрад убедил ее мужа принять участие в пятом крестовом походе кайзера Фридриха II (Friedrich II). Елизавете было тяжело расстаться с любимым, но она все же отпустила его в роковое путешествие в Святую Землю. Людвиг не добрался до Иерусалима, а умер от болезни в походном лагере, в возрасте 26 лет. От Елизаветы попытались скрыть это шокирующее известие, но она начала что-то подозревать и вскоре докопалась до правды. Новость, как и ожидалось, оказалась для нее очень сильным ударом. Умер единственный человек, стоявший между ней и тлеющим недовольством остальных членов знатного семейства.

После смерти мужа Елизавета раздала свое имущество бедным, а сама всецело предала себя в руки духовника, Конрада. Тот посчитал нужным прекратить всякий контакт между Елизаветой и семейством Людовингов. Конрад увез графиню в Марбург, отлучил от Елизаветы ее преданных служанок и подруг, вместо этого поместив к ней двух крайне неприятных прислужниц, чтобы Елизавета воспитывала в себе смирение и терпение. Женщинам полагалось крайне скудное пропитание, к тому же, Елизавета не умела готовить и регулярно портила продукты, слишком глубоко погружаясь в молитву в процессе приготовления пищи. Недоедание сильно истощило ее. К тому же, Конрад приказал новым служанкам пристально следить за его подопечной и докладывать ему о малейшем проступке. Каждый проступок сопровождался поистине драконовской карой, так что вскоре Елизавета боялась проявить малейшее неповиновение к своему наставнику. Ее прежние фрейлины говорили, что Елизавета не захотела даже говорить с ними, когда они пришли навестить ее, так как Конрад запретил ей подобное общение. Кроме того, духовник Елизаветы назначил ее медсестрой в марбургском госпитале, где она ежедневно занималась грязной и тяжелой работой. Конечно же все это делалось для развития добродетелей подопечной, однако, Конрад явно не считался с физиологией. Елизавета умерла в возрасте 24 лет от полного истощения.

Мне кажется, Елизавета была очень доброй и пылкой девушкой, склонной к импульсивным поступкам и, к сожалению, попавшей под влияние оголтелого фанатика. Очень грустно читать эту историю, ведь все могло бы быть совсем по другому… Да, может быть, если бы Елизавета прожила долгую и счастливую жизнь с мужем, ее бы не возвели в ранг святых, но так ли это плохо? Нужны ли богу подобные жертвы?… Однако, оставим в стороне эту скользкую тему и вернемся к красотам Вартбурга. 

IMG_6963

Следующий зал так же рассказывал о деяниях Людовингов, но одновременно и переносил нас на шесть веков вперед. Дело в том, что весь зал был расписан фресками, возникшими в эпоху немецкого романтизма (конец XVIII — середина XIX веков). Так, в воображении людей того времени, выглядело прекрасное средневековье, и это действительно было очень красиво! Главная фреска, занимавшая практически всю основную стену зала, была посвящена самому легендарному событию Вартбурга — так называемому “Состязанию певцов” (Sängerkrieg bei Wartburg). Об этом рассказывает красивая легенда, которая, как считают историки, основана на вполне реальных исторических событиях, так как существует целый ряд баллад возникших во время этого состязания и сохранившихся по сей день.

В 1206 году, в стенах Вартбурга, что при Айзенахе, сошлись шестеро достойных и мудрых поэтов. Они решили выявить лучшего и принялись сочинять и исполнять произведения, которые позднее были названы “Состязанием певцов”. Вот имена этих великих мастеров: Генрих Писец (Heinrich Schreiber), Вальтер Фогельвайдский (Walther von der Vogelweide), Раймар Цветер (Reimar Zweter), Вольфрам Эшенбахский (Wolfram von Eschenbach), Битерольф (Biterolf) и Генрих Офтердингский (Heinrich von Ofterdingen). Певцы решили состязаться в том, кто напишет лучшую похвалу в честь ландграфа Германа Тюрингенского, бывшего их венценосным судьей. Большинство из поэтов сходились во мнении, что ландграф подобен слепящему солнцу и ясному летнему дню, и превосходит всех известных правителей своего времени. Один лишь  Генрих Офтердингский стал восхвалять австрийского герцога Леопольда более, нежели ландграфа. До начала спора певцы договорились, что проигравшему в этом состязании придется расстаться с жизнью, и палач уже стоял наготове со своей веревкой, чтобы скрутить побежденного. Генрих был одним из лучших, но теперь удача от него отвернулась и проигравшим оказался именно он, так своевольно посмевший воспеть иного правителя. Палач уже направился к нему, но опальный певец вовремя нашел укрытие под мантией ландграфини Софии. Из этого безопасного убежища он вымолил себе срок в один год, в течении которого Генрих надумал отправиться в Венгрию и позвать в Вартбург великого певца и мага, мастера Клингсора (Klingsor), для того, чтобы он своим мудрым советом помог разрешить спор поэтов. Клингсор считался величайшим и известнейшим поэтом тех времен. Этот факт и великодушное покровительство ландграфини убедили остальных согласиться с новыми условиями. Певцы разошлись кто куда, договорившись встретиться на этом самом месте ровно через год.

Наш Генрих сперва отправился в Австрию, к своему покровителю, а уже оттуда в Венгрию. Добравшись до дома Клингсора, он изложил ему цель своего путешествия и спел несколько своих баллад. Мастеру Клингсору пришлось по вкусу творчество поэта и он решил помочь опальному певцу. Маг пообещал Генриху, что поедет вместе с ним в Тюринген и рассудит спорящих. Нужно ли говорить, что отведенный Генриху срок пролетел, как один миг. Приближался назначенный день, но вот только мастер Клингсор, казалось, совсем не собирался в дорогу. Наконец Генрих не выдержал и спросил: “Мастер, я боюсь, вы намерены оставить меня ни с чем и мне останется только бродить по дорогам в печальном одиночестве, ведь честь моя будет попрана и я никогда больше не смогу показаться в Тюрингене.” Волшебник ответил: “Будь спокоен! У нас быстрые лошади и легкая повозка. Они сделают наш долгий путь много короче.” Однако, Генрих так волновался, что не мог заснуть. Видя это, маг дал ему выпить напиток, который усыпил беспокойного поэта. Пока Генрих спал, Клингсор завернул его и себя в кожаное одеяло и приказал демонам отнести их по воздуху в Айзенах, в лучшую гостиницу города. Духи послушно, всего за одну ночь, перенесли их в Хельгревенский двор (Helgrevenhof). Утром, спросонок, Генрих услышал знакомый перезвон колоколов и пробормотал: “Мне кажется, будто бы я очутился в Айзенахе…” На что мастер Клингсор с улыбкой ответил: “Наверное вам это приснилось.” Тут Генрих окончательно проснулся, вскочил, огляделся по сторонам и убедился, что они действительно находятся в Тюрингене. “Слава богу, мы в Хельгревенском дворе,” — воскликнул он, — “а вот и врата святого Георга! И я вижу людей, стоящих перед ними и готовых выйти в поля!” Скоро новость об их прибытии долетела до Вартбурга и ландграф приказал со всем возможным почетом принять чужеземного мастера, послав тому богатые подарки. Когда Генриха спросили, что с ним случилось он ответил: “Еще вчера я уснул в венгерском Зибенбюргене (Siebenbürgen), а завтракал уже здесь. И я понятия не имею, как могло произойти это чудо!”

До дня очередного поединка поэтов оставалось еще какое-то время и вот, в один из вечеров, мастер Клингсор сидел в саду гостиницы и рассматривал ночное небо. Прохожие спросили его, что он видит и волшебник ответил: “Знайте, что в эту ночь у венгерского короля должна родится дочь, которая затмит всех своей красотой, святостью и добродетелью. Она станет женой сына вашего ландграфа!” Так мастер Клингсор предсказал рождение святой Елизаветы. (Этот мотив можно увидеть выложенным мозаикой в покое Елизаветы.) Когда ландграф услышал предсказание, радость его была безгранична. Он призвал Клингсора в свой замок, усадил его на самое почетное место за столом и оказал ему много иных всевозможных почестей. После ужина они прошли в судебный зал, где и началось состязание певцов.

Так случилось, что Клингсору выпало состязаться с Вольфрамом Эшенбахским и Вольфрам проявил такое глубокое познание поэтических тем, что мастер не мог его победить. Тогда Клингсор призвал одного из своих демонов и тот, приняв образ юноши, пришел в зал. “Я устал от длинных речей,” — сказал маг, — “пусть мой подмастерье продолжит дуэль, Вольфрам.” Демон принялся петь о сотворении мира и блаженных днях начала времен, в то время как Вольфрам обратился к теме рождества Христова. Когда певец добрался до рассказа о преломлении хлеба и таинстве святого причастия, черт, вызванный Клингсором, замолчал и вышел вон. Маг слышал, как Вольфрам умными словами искусно описывает святые таинства и заподозрил в нем такого же мудреца, как и он сам. На том они и расстались. Вольфрам остановился в постоялом дворе Тицеля Готтшалка (in Titzel Gottschalks Hause), что напротив хлебного рынка в центре города. Ночью, когда он спал, Клингсор снова прислал к нему демона, чтобы узнать действительно ли Вольфрам является мудрецом или же недалеким профаном. Вольфрам же просто знал Слово Божие и был совсем несведущ в каких-либо иных искусствах. Черт пел ему о звездах на небе, а потом стал задавать ему вопросы, на которые Вольфрам не нашел ответа. Тогда черт громко рассмеялся и написал пальцем на стене, как будто та была податливым свежим тестом:  “Вольфрам, ты профан Шнипфеншнапф!” После этого черт исчез, а надпись на стене осталась.

Слух о ночном визите быстро разлетелся по городу, и многие хотели посмотреть на чудесную надпись, но владельцу постоялого двора не понравился наплыв зевак и он приказал вынуть камень с надписью из стены и бросить его в Хорсель (Horsel), что течет через Айзенах. После этого Клингсор распрощался с ландграфом, собрал все полученные дары и подарки и улетел со своими прислужниками через потолок. Только его и видели.

IMG_6965

Вот такую легенду рассказывала фреска в этой просторной комнате. Я пересказала историю так, как ее записали братья Гримм в “Немецких сагах”, так что не моя вина, что вопрос о судьбе нашего Генриха так и остался открытым. 😉 Мне понравилось что на фреске был изображен тот же зал, в котором мы находились. Можно было без труда узнать примечательную нишу с тремя арками, в которой на фреске стояли троны правящей четы.

IMG_6966

Каждый сантиметр Зала Певцов был украшен затейливой росписью! Я сразу же приметила вездесущих рогатых оленей, очень похожих на тех, что были изображены на старинном комоде в столовой. Но больше всего мне понравились вот эти заросли шиповника. 🙂

IMG_6968

Как всегда, самое яркое впечатление экскурсовод приберег до конца. Мы поднялись по широкому лестничному пролету, и очутились в роскошнейшем Праздничном Зале (Festsaal) дворца! Он тоже возник в эпоху немецкого романтизма, то-есть лишь в начале XIX века, но это отнюдь не умаляет его красоты. Немецкие мастера превзошли сами себя! Резной деревянный потолок создает здесь совершенно особую аккустику, так что в зале часто проводят концерты классической музыки. Я пообещала себе как нибудь приехать сюда на подобный концерт.

IMG_6969

Между прочим, не у меня одной захватило дух, при виде этой роскоши! Говорят, что баварский король Людвиг II (Ludwig II)  был настолько потрясен красотой Вартбурга, что взял его за основу для постройки своего знаменитого замка-мечты, Нойшванштайна (Schloss Neuschwanstein). Творение баварского короля не только напоминает Вартбург своим силуэтом. Вартбургский Праздничный Зал настолько впечатлил Людвига, что для Нойшванштайна тот приказал скопировать его один к одному.

IMG_6971

Экскурсия закончилась и мы, уже без гида, прошли через несколько залов, уставленных прекраснейшими средневековыми предметами, очутившись после этого в длинной деревянной галерее, на противоположном конце которой располагалась маленькая и невзрачная комнатка — скромная обитель Мартина Лютера, в которой он занимался своим знаменитым переводом. К тому времени Вартбург уже потерял свое былое значение и был просто старой крепостью на холме, в которой опальный монах нашел укрытие.

С этой серой комнаткой связана своя легенда. Говорят, что зимой сюда стал наведываться сам черт и мешать Лютеру делать его святую работу. Монах был полностью погружен в перевод священного текста, как вдруг он услышал, что кто-то скребет и царапает стены его кельи. Не долго думая, Лютер схватил свою чернильницу и запустил ею в потерявшего всякий стыд черта. Рогатый понял сей недвусмысленный намек и исчез, а на стене, рядом с печкой, с тех пор осталось большое синее пятно от чернил. Теперь, однако, его уже не рассмотреть. На этом месте красуется лишь большая дыра.

Другой вариант предания гласит, что Лютер швырнул чернильницу не будучи за работой, а ночью, когда странные звуки в комнате мешали ему заснуть. Самые прожженные скептики утверждают, что легенда появилась из-за привратного толкования слов реформатора, который утверждал, что чернилами он победил самого черта (имея в виду свои литературные труды). Простой немецкий народ не понял красивой метафоры, а воспринял высказывание буквально.

Так или иначе, пятно пользовалось большой популярностью у туристов. Начиная с 1650 года, эта тема встречается в нескольких письменных источниках и картинах. Сейчас трудно с точностью утверждать, было ли это пятно действительно связано с прибыванием Лютера в замке, или же оно было “нарисовано” позднее. Около дюжины раз его подправляли и даже переносили в другие уголки комнаты, так как многие посетители пытались отскрести кусочки штукатурки и таким образом увезти с собой напоминание о давнем чуде. Однако, легенды все же существуют не для того, чтобы их доказывать. Эти маленькие юркие истории прекрасно живут сами по себе, без каких-то заумных доказательств.

IMG_6975

На этом осмотр подошел к концу, и я вышла из замка на залитый солнцем двор. Хотя я уже порядком устала, я все же решила подняться на южную башню укрепления, чтобы обозреть вартбургские дворики и живописный тюрингенский пейзаж с высоты птичьего полета. Я не пожалела о затраченных усилиях, так как вид на покатые, заросшие зеленым лесом холмы и маленькие деревеньки, разбросанные по округе, превзошел все мои ожидания! Именно так я представляю себе полную идиллию и уют.

Повернувшись на север, я увидела сам замок. На его главной башне ярко сверкал золотой крест. Говорят в 1938 году нацистский гауляйтер Тюрингена Фриц Заукель (Fritz Sauckel) задумал заменить крест на вершине вартбургской башни позолоченной свастикой. Этим жестом Заукель хотел ознаменовать очередную победу нацистской Германии, присоединение Австрии к третьему рейху.  Однако, эта идея встретила огромную волну протеста. Жители Айзенаха были против демонтажа религиозного символа и “знак победы” пришлось снять уже после трех дней его прибывания на верхушке. В конце 1944 года нацисты снова покусились на крест. Они распустили пропагандистский слух об английском самолете, потерпевшем крушение из-за столкновения с вартбургским крестом, разбросав по внутреннему двору замка куски летательного аппарата, и под шумок сняли золотой крест с его высокого постамента. Только через два года, с согласия советских властей, жители снова смогли вернули этот символ на его законное место.

IMG_6981

Пришло время покинуть замок. Мы спустились к автостоянке и отправились обратно в Геттинген. На горизонте пенились грозовые облака и наш путь лежал прямо к ним. Мы все же нагнали грозу. Дома я сидела у темного окна, закутав усталые ноги в плед, смотря на свинцовые тучи, слушая оглушительные раскаты грома и вспоминая все удивительные события и истории этого дня…

2 Responses to Замок Вартбург

  1. Да… Вот с чем в Канаде слабовато, так это с замками 🙁

  2. Ирина, зато у вас потрясающие, монументальные ландшафты! У нас в округе, например, днем с огнем не сыщешь настоящей дикости. Зато всяких старых руин, конечно, пруд пруди. Везде что-то свое. Поэтому так здорово отправляться в дальние путешествия. 🙂

Leave a Reply