My Enchanted World

Art, Travels and more…

Жрицы германских племен

by Svetlana Husser - October 2nd, 2016.
Filed under: Германо-скандинавская мифология, История, Мои статьи.
http://wiki.yoga-vidya.de/images/thumb/0/02/Velleda_Weleda_Veleda.jpg/250px-Velleda_Weleda_Veleda.jpg

“Веледа”, художник: Charles Voillemot (1869)

В своих предыдущих статьях я уже рассказывала о необычном (для своего времени) положении женщин в германском обществе и о том, что женщинам приписывали бОльшую склонность к магии и колдовству, нежели мужчинам. Теперь же, мне хотелось бы подробнее рассказать о жрицах и предсказательницах этого народа. Что нам известно об этих неординарных личностях? Какие имена “лесных сивилл” сохранились в истории, и что они рассказывают нам о женской магии древних германцев? Мне хотелось бы дать ответы на эти вопросы и начну я, пожалуй… с Тацита. А точнее — с его знаменитой цитаты о германских провидицах:

… Ведь германцы считают, что в женщинах есть нечто священное и что им присущ пророческий дар, и они не оставляют без внимания подаваемые ими советы и не пренебрегают их прорицаниями. В правление божественного Веспасиана мы видели среди них Веледу, долгое время почитавшуюся большинством как божество; да и в древности они поклонялись Альбруне и многим другим, и отнюдь не из лести и не для того, чтобы впоследствии сделать из них богинь.

Кем же были упомянутые Тацитом женщины? До наших дней дошло довольно большое количество информации о первой из двух, упоминаемых в этом тексте, жрицах. Согласно рассказам самого Тацита в Истории, а так же некоторым строфам его современника, поэта Папиния Страта (Papinius Stratus), Веледа была прорицательницей из племени бруктеров, проживающем в то время вдоль берегов реки Эмс (Ems)  на северо-западе Германии. Этимологически ее имя связывают с ирландским file “поэт” и кимрским gwel(e)d “видеть”, так что скорее всего изначально это слово обозначало любую вдохновенную прорицательницу. Во время восстания батавов под предводительством Юлия Цивилиса, в 69 году н. э., Веледа предсказала поражение римской армии на Рйне. Так и произошло. Римляне были перебиты, и весь флот в 24 корабля попал в руки бунтовщиков. После этого Цивилис Муний Лупрек подарил Веледе захваченного в плен командира Кастра Ветерского легиона. Ветера — это сегодняшний Ксантен (Xanten) и там до сих пор сохранились остатки древнего римского поселения.

Провидица Веледа так же играла важную роль судьи в, основанном Цивилисом, галльско-германском царстве. Согласно описанию Тацита, она жила в высокой башне и только избранный ею родственник оповещал жрицу о делах и вопросах, требующих ее мудрого решения, и провозглашал полученные ответы. В 70 году н. э., в ходе ночной вылазки, в руки бунтовщиков попал флагманский корабль римского флота, который был немедленно доставлен Веледе в качестве подарка. Для этого захватчикам пришлось тянуть лaдью вверх по течению реки Липпе (Lippe). Вскоре после этого военная удача отвернулась от германцев, но известно, что римский главнокомандующий, Петилий Цериалий в тайне пытался сподвигнуть провидицу к переходу на сторону римских захватчиков. К сожалению, нам не известно, увенчались ли эти попытки успехом, так как на этом месте Тацит обрывает свое повествование (Мою реакцию лучше всего передадут слова небезызвестного попугая из советского мультфильма: “Ах так! Ах, ах, вот ты как! Ах вот ты значит какой, да?! На самом интересном месте!..” 🙂 ). Из уже упомянутых строф Папиния Страта и пасквиля, найденного в 1926 году в городе Ардея (Ardea), следует, что после подавления восстания Веледа попала в плен и была депортирована в Италию (и, кажется мне, ничего хорошего с ней там не случилось…).

К сожалению, о второй упоминаемой Тацитом женщине не известно вообще ничего. Этимологические исследования предполагают, что сохраненные в письменных источниках имена Ауриния (Aurinia) и Альбриния (Albrinia) являются искажением изначального германского имени Альбруна (Albruna), “та, что обладает тайным знанием эльфов”, однако эта догадка еще требует окончательных доказательств. Наверное, нам никогда не удастся с полной уверенностью узнать, кто же скрывается за этим именем, однако, есть множество других упоминаний различных германских провидиц античными авторами. Так, например, в историческом труде Диона Кассия, а так же в Биографии имперaтора Клавдия Гая Светония, рассказывается о нечеловеческих размеров варварше (barbara mulier, humana maior), которая так испугала командира Друса, что тот отказался от переправы через Эльбу. Можно было бы подумать, что она была “очередной” бесстрашной воительницей, но в описании Светония явно чувствуется налет сверхъестественного:

Врага он разгромил во многих битвах, оттеснил в самую дальнюю глушь, и лишь тогда остановил свой натиск, когда призрак варварской женщины, выше человеческого роста, на латинском языке запретил победителю двигаться далее.

В Биографии Вителлия Светоний так же рассказывает о женщине “из племени хаттов, которой он (Вителлий) верил, как оракулу”, а Дион Кассий в другом месте называет германскую провидицу по имени Ганна (Ganna), которая, вместе с вождем семнонов, пришла в Рим во времена императора Домициана. На глиняном осколке, найденном на египетском острове Элефантина, сохранилось греческое упоминание о еще одной германской провидице (sibylla) по имени Валубурга (Waluburg).

Имена Ганна и Валубурга представляют немалый интерес с религиозно-исторической точки зрения, так как они восходят к древнескандинавским корням gandr и vǫlr, обозначающим “(волшебный) жезл”. Скорее всего, подобный жезл был непременным атрибутом скандинавской предсказательницы, так как древнескандинавское vǫlva, которое дословно переводится, как “носительница жезла”, употребляется в Эдде и древних сагах, как синоним слову “провидица”. Подобный жезл напрямую упомянут в описании прорицательницы в третьей главе Саги об Эрике Рыжем, которая рассказывает об открытии Гренландии норвежцем Эриком и последующим открытием Америки его сыном, Лейфом Эрикссоном. К сожалению, остается неясно, мог ли неизвестный автор XIII столетия воочию лицезреть внешний вид языческой прорицательницы, аналогичный тому, каким он был в X веке (время, в которое разворачиваются описываемые в саге события).

Как бы то ни было, образ могущественных жриц германских народов прошел сквозь века, сохранившись в исторических хрониках, сагах и легендах, а позже перекочевав в народные сказки. Иначе откуда там все эти крестные феи с волшебными палочками и мудрые нищенки на обочинах, помогающие проезжим принцам и простым людям в решении сложных жизненных вопросов? От этого образа веет силой и надеждой на то, что в каждой женщине сокрыты силы, с помощью которых она может изменять настоящее, творить будущее и оставаться в памяти потомков на многие и многие годы…

Leave a Reply