My Enchanted World

Art, Travels and more…

Вендские истории: Гнев “Мстящего воина”

by Svetlana Husser - February 19th, 2017.
Filed under: История, Легенды.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/0/05/Hamburg_Braun-Hogenberg.jpg/1280px-Hamburg_Braun-Hogenberg.jpg

В рассказе об основании Берлина я уже упоминала о вендах, так в средневековой Германии собирательно называли все соседние славянские племена, жившие на севере современной Германии. Вендские территории простирались вплоть до Гамбурга и не удивительно, что между языческими племенами и (уже) христианским городом то и дело вспыхивали различные конфликты. Об этом сохранилось множество историй и, хотя большинство из них насквозь пропитано духом средневековой христианской морали, они все же дают некое представление о жизни славян в те далекие времена. Я решила рассказать здесь некоторые из них и начну я, пожалуй… с кровавого небесного знамения.

В давние времена приключались странные и удивительные вещи, дошедшие до нас благодаря старинным церковным хроникам. Так сохранился рассказ о том, что весной 1012 года, когда Гамбургским архиепископом был Либентий I  (Libentius I), в самом конце великого поста в городе приключилось ужасное наводнение. В течении семи дней вышедшая из берегов река затопляла город, а утром Вербного Воскресенья с неба начали падать крупные алые капли. Капли падали все чаще и чаще, и наконец над Гамбургом пролился настоящий кровавый дождь, оставлявший багровые следы на вещах и одежде! После этого, в Страстную Пятницу, над городом взошло красное солнце. Его воспаленный кровавый свет окрашивал мир в странные и неестественные тона, и многие горожане сочли это дурным знамением. Багровое солнце стояло в небе два дня, но с началом праздника Пасхи наваждение прошло и небесное светило снова засияло чистым и ярким светом.

Естественно все эти аномалии были признаны божьими знаками, возвещающими если и не конец света, то определенно скорые беды и несчастья. Церковь призывала к молитве и покаянию и многие откликнулись на ее зов. Улицы города наполнились процессиями людей, надеявшихся постом и самоистязанием отвратить от себя страшный гнев божий. Но были и те, кто вместо того, чтобы спасать свою бессмертную душу, засели по кабакам, лихо воплощая в жизнь знаменитый девиз “Carpe diem”.  Трудно сказать кто из горожан был прав, но предсказанная знамениями беда не пощадила ни тех, ни других. В тот же год на Гамбург напал вендский вождь Мстивой с великим войском. Он сжег город и опустошил окрестные земли, однако, если разобраться во всей этой истории, то становится понятно, что не бог, а немецкие князья накликали беду на свой народ. Дело было так…

Bildergebnis für slaven wenden

Изображение вендов в средневековом манускрипте ‘Зеркало саксов’.

В те времена Нижней Саксонией правил герцог Бернард II (Bernhardt II.) и между вендами и немцами царил хрупкий мир. Мстивой, славянский вождь из племени ободритов (бодричей, проживающих на территории современного Мекленбурга), был частым гостем при герцогском дворе. Венд был немного неповоротлив, но могуч и отважен, а потому Мстивой и его дружина были незаменимыми союзниками герцога в различных военных междоусобицах. К тому же авторитет славянского вождя сдерживал буйный нрав своих соплеменников и это способствовало поддержанию мира в регионе.

Так бы оно, наверное, и продолжалось, если бы однажды Мстивой не потребовал у Бернарда награды за свою верность и ратные труды в виде молодой вдовы, прекрасной Матильды (Mathildis), которая помимо всего прочего являлась сестрой герцога. Герцог же в это время собирался сопровождать короля Отто II (Otto II.) в его походе на Италию и пообещал Мстивою сыграть свадьбу после окончания похода. Окрыленный таким обещанием, вождь собрал дружину из 1000 отважных воинов своего племени и присоединился к походу, охраняя герцога в пути и деля все трудности и невзгоды войны и долгой дороги. Однако, по возвращении в Гамбург, Бернард как будто забыл о своем обещании, а когда Мстивой решил напомнить герцогу о данном слове, то оказался осмеян присутствующими князьями, говорившими, что негоже, де, вендскому псу брать в жены христианскую принцессу. Остальные, бывшие при дворе, люди так же начали поносить Мстивоя. Так как венд был несколько полон, насмешники переиначили его имя в Mastschwein (“откормленная на убой свинья”) или Mistferkel (“навозный поросенок”). Не удивительно, что терпение Мстивоя лопнуло и он сказал герцогу: “Тот, кого твои люди назвали откормленной свиньей, разорит их поля и перероет их усадьбы! Тот, кого они унизили до сравнения с собакой, начнет кусаться и рвать своих обидчиков, подобно псу!”

Эта ссора положила конец хрупкому миру со славянами. Мстивой затаил глубокую обиду на всех немцев и христиан (не забываем, мы читаем церковную хронику) и сколь предан он был ранее, столь жестоким стало теперь его сердце. Многие вендские вожди, прежде осуждавшие дружбу ободрита с герцогом, пришли в Мекленбург на созванный Мстивоем великий совет, где тот поведал им о пережитом унижении и призвал к восстанию и войне. Вожди согласились и выбрали Мстивоя своим предводителем. Войско “вендских псов” (как они сами себя называли) напало на Нижнюю Саксонию, когда Бернард был вовлечен в заговор против короля и его войска находились вдали от родины. Венды прошли по земле с огнем и мечом, разоряя церкви и монастыри, грабя и сжигая города и селенья, захватывая и уничтожая замки и поместья. Свирепые воины не щадили мужчин и стариков, а женщин и детей уводили в рабство. Хронисты пишут, что более всех от вендского набега пострадали церковные постройки, монахи и священники, так как злые язычники ненавидели христианство. Однако, мне кажется, что дело было совсем не в христианстве, а в попранном доверии и уязвленной гордости. Гнев вендов коснулся всех, а данная позиция хроники обусловлена идеологией и политическими соображениями… Для того, чтобы завершить эту историю, я все же продолжу излагать ее с позиции христиан, ибо подошло время для рассказа об очередном божьем чуде, записанном в хронике.

Итак, после того, как языческое войско разграбило и разорило Ольденбургское аббатство (Bisthum Oldenburg) в Гольштейне, оно повернуло в сторону Гамбурга. После короткого и отчаянного, но практически бесполезного сопротивления, город перешел в руки вендов, которые принялись хватать в рабство прекрасных горожанок, мучить и убивать христиан (хроники описывают такие зверства, как вырезание у последних скальпа в форме креста и бичевание до смерти), грабить церкви, осквернять святыни, а в конце концов просто взяли и подожгли город. Когда жестокость захватчиков и отчаяние горожан достигли своего предела, бог все же смилостивился над Гамбургом и послал знамение. Внезапно из облаков в небе возникла гигантская золотая десница, повернутая в отвращающем жесте к захватчикам и как бы защищающая и благословляющая немногих оставшихся в живых христиан. Видение исчезло так же внезапно, как и появилось, но оно вдохнуло надежду в сердца умирающих мучеников и они из последних сил запели церковные гимны. Хроники говорят, что их души мгновенно были приняты ангелами на небесах, а венды испугались небесного знака и бежали. Одна из версий гласит, что, узрев божье чудо, Мстивой сошел с ума и был схвачен и закован в цепи. Когда пленника сбрызнули святой водой, вендский вождь закричал: “Святой Лаврентий обжигает меня!” Другая версия повествует о том, что, после смерти архиепископа Либентия I в 1013 году, его приемник, Унванн (Unwann), примирил короля и герцога Бернарда. После этого герцог отстроил Гамбург и город стал еще краше прежнего. Мстивой же внезапно раскаялся в своих грехах и пожелал загладить проступки своей буйной молодости честной и добродетельной жизнью. Венд оставил свое племя, перестал быть вождем, и поселился в Бардовике (Bardowik), где в тишине и покое прожил остаток своих дней и мирно умер в 1025 году.

Leave a Reply