My Enchanted World

Art, Travels and more…

Вендские истории: Гамбургская резня

by Svetlana Husser - February 20th, 2017.
Filed under: История, Легенды.

https://r.mtdata.ru/r480x-/u17/photoD62A/20448824332-0/original.jpeg

Следующая история “вендского цикла” довольно специфична. Она опять же повествует о противостоянии язычества и христианства, сдобрена христианской символикой, знамениями и чудесами, а так же, типичным для церковного мировосприятия, делением происходящего на черное и белое, без возможных полутонов. Язычники венды показаны кровожадными, жестокими и, чего уж тут умалчивать, практически дикими животными, не контролирующими свои темные порывы. Однако, текст так же помогает увидеть и почувствовать, насколько ожесточенным был конфликт этих двух мировоззрений на севере Европы даже во второй половине XI века.

Рассказывают, что в это время Гамбург на какое-то время перешел во владение вендов. Это было конечно же страшно и ужасно. Вендский вождь Барус (Baruth), поселившийся со своей дружиной в царском замке, ненавидел христиан и всячески над ними издевался, а его жена была и того злее. Она презирала святое Евангелие и часто в своих речах поносила деву Марию, пречистую матерь божию, осыпая ту насмешками и хулой.

Небеса, конечно же, не могли оставить безнаказанным такое вопиющее неуважение и кара не заставила себя долго ждать. Жена Баруса очень долго не могла забеременеть, а в 1072 году, в самый канун Рождества, когда ей все же удалось родить дитя, оно оказалось, прямо по Пушкину, “не мышонком, не лягушкой, а неведомой зверюшкой.” Хроники повествуют, что у царицы родился уродец с двумя головами, ослиными ушами и медвежьими лапами, а сама правительница не пережила родов и умерла. Вся эта история, на мой взгляд, просто-таки кричит о серьезных медицинских проблемах, существовавших у вендской княжны, но события, конечно же, трактуются с точки зрения христианской морали того времени. Чтобы у читателя не возникло ни малейших сомнений в том, что княжна получила по заслугам, хроника рассказывает, что, ко всеобщему удивлению, после смерти матери новорожденный младенец заговорил и произнес над телом усопшей следующие слова: “Моя мать умерла. Душа ее отошла к дьяволу. Она будет погребена в аду и предана вечному проклятию.” После этого страшный подменыш тоже расстался с жизнью.

Можно представить ту бездну отчаяния, открывшуюся перед Барусом, когда ему доложили о том, что он в один день потерял и жену и сына… Хроники же говорят, что вождя обуял дикий гнев, так как по его мнению, не кто иной, как гамбургские христиане, с помощью злого колдовства накликали на его дом все эти несчастья. Он собрал свою дружину и вышел в город с неуемной жаждой мести… Свирепые и беспощадные венды начали резать беззащитных христиан, не жалея ни старых, ни малых, не делая различий между мужчинами и женщинами. Они самым жестоким образом убивали всех, кто попадался им на пути и улицы города наполнились криками, убиваемых за веру, мучеников. Говорят, люди Баруса лютовали так сильно, что кровь ручьями лилась по мостовым, окрашивая каждый угол и переулок города в алый цвет, и вендские воины по щиколотку утопали в крови христиан. Только одна маленькая улочка на окраине, где позже построили церковь святого Николая, оказалась чиста от крови. Когда христиане снова отвоевали Гамбург и поселились этой улице, в знак памяти об ужасной резне, она была названа “Бескровной улицей” (Blootloser Weg). 

Тут в нашем повествовании пришло время для очередного назидательного чуда. Аналогично истории с Мстивоем, текст говорит о том, что когда кровавая бойня достигла своего апогея, с небес раздался голос, произнесший: “Утешьтесь в своих страданиях и не бойтесь произвола язычников, ведь ваши имена уже записаны в Книге Жизни и райские короны уже уготованы вам!” Услышав сей глас, многие венды испугались и тотчас обратились в христианство, чтобы вместе с оставшимися христианами принять мученические венцы, а вендский вождь и его приближенные не успокоились до тех пор, пока, с божьей хвалой на устах, не испустил дыхание последний христианин.

Когда на землю опустился вечер и взошла светлая звезда Рождества, город окутала мертвенная тишина. Язычники завершили кровавую бойню и тьма опустилась на разоренный город, усеянный трупами сотен мучеников. Внезапно небо озарилось ярким светом и до людей донеслись сладостные ангельские голоса, восклицавшие, совсем как тогда, над вифлеемскими полями: “Слава в вышних богу!” Вот только мне интересно, если всех христиан перебили, то кто же услышал эти слова, понял их священное значение и записал для потомков? Ну да ладно. Не будем придираться. В общем, тут и сказке конец.

Leave a Reply