My Enchanted World

Art, Travels and more…

Замок Великана

by Svetlana Husser - March 20th, 2017.
Filed under: Африка, История, Путешествия.

Говоря о втором дне нашего путешествия по Драконовым горам, мне хотелось бы поведать об извилистых проселочных дорогах, улыбчивых зулусских парнях, наглых бабуинах и о зачарованной долине, раскинувшейся под сенью красного базальтового хребта с таинственным названием “Замок Великана” (Giant’s Castle), где мне наконец посчастливилось увидеть древние наскальные рисунки шаманов народа сан

Вчера вечером небо пенилось белыми облаками, но сегодняшнее утро выдалось солнечным и ясным. Вкусно позавтракав, мы покинули гостеприимную ферму Old Hatchery и тронулись в путь. Нам нужно было попасть в заповедник, расположенный в центральном массиве Драконовых гор, и электронная карта предложила на выбор два совершенно непохожих друг на друга маршрута. Первый вел обратно к асфальтированной главной трассе региона, которая подобно стреле пересекает холмистые предгорья и быстро и целенаправленно доставляет путешественников к пункту их назначения. Второй путь представлял собой петляющую меж отрогов гор грунтовую дорогу, начинающуюся прямо за Андербергом. Было понятно, что на грунтовке особо не разгонишься и ехать придется дольше, но мы рассудили, что извилистая и дикая дорога обещает быть намного живописнее наезженной трассы, и выбрали именно ее.

Это оказалось очередным верным решением этих дней. 🙂 Пыльная грунтовка изгибалась вместе с покатыми зелеными склонами, спускалась к журчащим ручьям и поднималась на самые гребни гор! Каждую минуту нам открывались такие виды, что жалко было даже моргать, чтобы не пропустить ни единого живописного мгновения! Я чувствовала себя огромной губкой, жадно впитывающей бесконечную красоту этих мест…

Дорога была практически безлюдной. Время от времени мы просто останавливались на обочине и фотографировали, стараясь хоть как-то запечатлеть то невыразимое, что заставляло сердце биться чаще! Правда иногда нас догоняли и перегоняли раздолбанные местные тарантайки, летящие по ухабистой дороге с бесстрашием, достойным лучших голливудских каскадеров, и тогда мир скрывался за непроницаемым облаком красноватой пыли. Приходилось на несколько секунд задерживать дыхание и закрывать глаза, а пыль в это время оседала на волосах и одежде… Но это было абсолютно не важно! Красная пудра на моих черных штанах была тем самым тонким налетом приключения, которого порой так не хватает в повседневной жизни. 😉 А внезапно возникающие из-за поворота машины были той перчинкой, и тем неизбежным риском, который нужно было учитывать при каждой остановке.

Довольно продолжительное время мы не встречали на пути никакого человеческого жилья, но потом дорога свернула в деревню и я наконец-то смогла получше рассмотреть живущих на этой земле людей. Я привыкла к чернокожим жителям городов, многие из которых невероятно бедны и потому их часто можно встретить попрошайничающими на улице или работающими на временных низкооплачиваемых работах. В глазах таких людей безнадежность мешается с надеждой, заискивание с пренебрежением, а покорность к судьбе с завистью. Все это можно понять и, за невозможностью изменить ситуацию, привыкнуть… Тем необычнее было заметить, что жители горных зулусских деревень оказались совсем другими! Вряд ли они были намного богаче своих городских собратьев, но встречающиеся прохожие открыто смотрели на нас, улыбались и махали при встрече руками… Им ничего не было от нас нужно! Эти люди лучились какой-то внутренней самодостаточностью и мы тоже улыбались и махали им в ответ. Приветливые горцы оставили у меня самые добрые впечатления. В один из тех моментов, когда мы остановились на обочине дороги, чтобы сфотографировать очередной захватывающий пейзаж, рядом с нами притормозил один из тех дребезжащих драндулетов, на которых разьезжает местное население, и улыбчивые черные парни поинтересовались все ли у нас хорошо, не случилось ли чего с машиной и не нужно ли нас подвезти? Удостоверившись, что все в порядке, они спросили откуда мы, пожелали хорошего отдыха и укатили по своим делам…

Наконец мы добрались до заповедника. От ворот до центрального кемпинга нужно было проехать еще около семи километров. Дорога прихотливо вилась вдоль склона довольно узкой долины, по дну которой протекала жучащая лента реки… Я не забуду тот момент, когда, сделав очередной поворот, мы внезапно увидели ту самую вершину Замок Великана. Я никогда не видела его раньше, но с первого взгляда поняла, что это именно он! Странные горизонтальные трещины создавали впечатление, что скала собрана из огромных базальтовых блоков, а черный прямоугольник “двери” с правой стороны вершины лишь усиливал сходство этой возвышенности с монументальным обиталищем неведомого гиганта! Скала молчаливым стражем возвышалась над зеленой долиной и во всем этом пейзаже было столько мощи и тайны… Почему-то скала так же показалась мне обителью какой-то давней печали и одиночества. Внутренним оком я увидела последнего гиганта, день за днем взирающего на мир из окон своего высокого дома. Мир вокруг полон жизни и суеты и только он и его ожидание остаются неизменными… Чего он ждет? Возможно возвращения своих собратьев из какого-то далекого странствия…

Прибыв в кемпинг мы узнали, что заселяться в домик можно будет только через два часа. Мы решили не терять времени и, оставив вещи в машине, отправились к месту, гордо именовавшемуся музеем под открытым небом (Bushman Cave Museum). Этот музей был основан в 1903 году и представляет собой несколько огражденных скальных навесов, под которыми сохранилось аж 500 наскальных изображений. Некоторые из них, как считают археологи, имеют довольно почтенный возраст в 800 лет. Путь к навесам занимал минут 45. Сперва тропинка вела нас по открытому склону, где не было ни единого тенечка, способного защитить от палящих солнечных лучей. Однако, данное неудобство окупалось восхитительными видами на Замок Великана, на речную долину, а так же на наш новый приют (вон то зеленое пятно на склоне и был наш кэмп). Переправившись по мостику на другую сторону реки, мы попали в небольшой тенистый лесок, прижимающийся к красной скале и остановились перед небольшой запертой калиткой, очевидно служившей входом в музей. Постепенно перед ней собралась целая группа посетителей и в конце концов с противоположной стороны показалась фигура рейнджера. Он пропустил нас внутрь, а так же оказался неплохим экскурсоводом, который поведал интересные детали быта сан и объяснил попадавшиеся на пути мотивы наскальных изображений.

Рейнджера звали Момбаса. От него я узнала, что на самом деле наскальных рисунков сан в Драконовых горах (и в этом заповеднике, в частности) просто завались (и это еще мягко сказано), но для общего осмотра доступна лишь мизерная часть, так как многие легкомысленные туристы в свое время по незнанию (и откровенной тупости) стали портить древние произведения. Например, некоторые образчики человеческого гения поливали их водой, чтобы (внимание!) освежить цвет… Воду… На нанесенную на песчаник охру… Да, воистину дураки неистребимы.  После таких прецедентов доступ к рисункам сильно ограничили и теперь посмотреть наскальную живопись можно только в строго отведенных местах и под внимательным присмотром рейнджера.

Я готова была плакать от счастья! Наконец-то сбылась моя давняя мечта посмотреть на искусство бушменов! Большинство рисунков изображали канн — это самый крупный вид антилоп, встречающийся в Южной Африке. Для сан, чья культура представляет собой прекрасно сохранившуюся культуру охотников и собирателей каменного века, канны являются залогом благополучного выживания. Их мясо многие дни обеспечивает общину пищей, а шкуры дают необходимый материал для одежды, подстилок и иной утвари. Охота на канн, да и вообще любая охота, считалась священнодействием, после которого нужно было задобрить духа убитого животного. Именно для этого шаманы рисовали антилоп в священных для сан местах. Посвящение мальчиков в мужчин проводилось посредством охоты на это животное. Юноша, решивший жениться, так же должен был принести своей избраннице собственноручно добытую канну, чтобы доказать, что он сможет прокормить себя и свою семью.

Между прочим, все места, где встречаются наскальные рисунки, являются для сан священными. Несмотря на расхожее заблуждение, они не рисовали в пещерах, в которых жили. Наскальный рисунок всегда нес в себе сакральный смысл и их оставляли только особые люди в особенных местах. Мастера наскальных рисунков чаще всего были шаманами, и такие люди были широко известны среди множества общин (бушмены не знают племенного строя и живут небольшими семейными общинами). Они прекрасно знали все тонкости своего дела и до сих пор сан трепетно хранят некоторые секреты наскальной живописи. Однако, хорошо известно, что главным компонентом их красок является охра. Этот минерал сам по себе довольно многоцветен, но для того, чтобы еще больше разнообразить доступную палитру и увеличить стойкость краски сан смешивали растертую охру с другими ингридиентами, используя в качестве емкости пустые скорлупки от страусиных яиц. Для получения красного цвета охру смешивали с кровью животных. Белый получался с помощью добавления птичьих экскрементов. Для черного цвета достаточно было смешать охру с золой от костра, а для желтого к минералу добавлялся желток от страусиного яйца. Все наскальные рисунки делались на песчанике, так как охра лучше всего ложится именно на эту горную породу. Так же шаманы определенно добавляли еще какие-то ингридиенты для увеличения стойкости краски, ведь некоторые из найденных в Драконовых горах рисунков имеют почтенный возраст от 5 до 8 тысяч лет!

Раз уж я затронула эту тему, то расскажу подробнее о шаманах народа сан. Они странствовали от общины к общине и являлись не только художниками, но и главными источниками новостей, а так же певцами и сказителями. Они проводили ритуалы на священных местах. Одним из таких ритуалов был ритуал полнолуния. Полнолуния были важны, так как в это время ночного света было достаточно для охоты, а спящие животные оказывались легкой добычей. Во время ритуалов люди пели и исполняли обрядовые танцы, а шаман, воскурив наркотические травы, отправлялся в путешествие по миру духов. У подобных путешествий могло быть три основные цели: прозрение будущего, вызывание дождя или же исцеление одного из членов общины. Договорившись с духами, шаман возвращался в свое тело и запечатлевал на скале увиденные в трансе откровения. Часто шаманы рисовали самих себя, то, какими они видели и чувствовали себя, находясь в мире духов. Именно такие изображения древних шаманов я и увидела на одном из выступов разрисованной скалы. Это были полулюди полузвери, у одного из них на теле было три головы, а у второго из копчика росло два хвоста. Внутренне коснувшись этих рисунков, я ощутила исходящий от них поток древней и могучей силы…

У сан нет своего пантеона богов. Они считают, что вся природа пронизана божественным духом, оживляющем все вокруг. Именно поэтому они одинаково почитают животных, на которых охотятся, землю, по которой ходят, а так же солнце, луну и звезды, с высоты озаряющие их путь. Иногда сан персонифицируют эту силу, называя ее Каанг (Kaang) или Кан (Cagn). Именно Каанг на заре веков сотворила животных и людей и помогла им материализоваться в этом мире. Все живые существа проникли сюда через дупло великого древа, чья крона затеняла собой полмира. В те далекие времена животные и люди говорили на одном языке и понимали друг друга, но после того, как люди впервые добыли огонь, остальные твари обиделись на них и перестали общаться. Сан верят и в посмертие. Именно поэтому они хоронят охотников вместе с их оружием, обратив лицо умерших на восток.

Традиции и устои сан оставались неизменными на протяжении тысячелетий! Они остались охотниками и собирателями тогда, когда с севера, с территорий современной Эфиопии пришли племена скотоводов банту, которые оттеснили сан с плодородных равнин в труднопроходимые горы. Они были свидетелями того, как с моря пришла вторая волна колонизаторов, на этот раз ими были белокожие европейцы. Они по-прежнему изображали окружающий их мир с помощью наскальных рисунков и именно поэтому на одном из каменных карнизов мне посчастливилось разглядеть… изображения английских солдат! В начале XIX века группа англичан преследовала некоего вождя одного из взбунтовавшихся племен коса, который сумел сбежать в соседнее горное королевство Лесото. Ночь застала англичан в пути и они устроили ночлег прямо под этим самым навесом, где из века в век оставляли свои рисунки шаманы племени сан. Европейцы конечно же понятия не имели о разнообразии здешних культур, а потому решили, что наскальные изображения принадлежат повстанцам племени коса, которые таким образом обмениваются секретной информацией о местонахождении их вождя.  Досадуя на то, что упустили важного беглеца, солдаты от злости и скуки стали палить по ненавистным рисункам. Однако, они не подозревали, что в ночи скрывались глаза, способные увидеть и понять их бессилие. Утром англичане двинулись дальше, а бушмены, ставшие свидетелями ночной стрельбы, увековечили на скале силуэты двух солдат с ружьями.

Вдоволь насмотревшись на старинные рисунки, мы покинули этот необычный музей и спустились к быстрой и шумной реке. Было очень жарко и я несколько раз пожалела о том, что не одела купальник и была вынуждена довольствоваться только брызгами, умываниями и освежающими глотками воды. Обратный путь по жаре оказался очень изнуряющим. Поэтому добравшись до кемпинга, заселившись в домик и приняв душ, мы решили больше никуда не ходить, а провести остаток дня в зеленой прохладе. В домике мне бросилась в глаза табличка, призывающая остерегаться бабуинов, но я почему-то не приняла ее всерьез… А зря.

Все началось с того, что для большего комфорта мы решили вынести из домика два довольно громоздких кресла. Сказано — сделано. Мы настежь распахнули двустворчатую входную дверь и вскоре кресла стояли на зеленой травке перед домиком, спиной ко входу. Дверь было решено оставить открытой, чтобы комната немного проветрилась. Где-то на краю сознания мелькнула мысль о бабуинах, но я рассудила, что раз мы сидим перед самым входом, но никакая тварь мимо нас не прошмыгнет. Успокоенная этими мыслями, я погрузилась в книгу и вдруг до моего слуха донесся странный шелест, из комнаты. Муж сидел рядом, а значит в домике никого не могло быть! Преисполненная самых дурных предчувствий, я поднялась с кресла и заглянула в домик… На полу кухоньки деловито сидел большой серый бабуин и как ни в чем не бывало харчил наш сахар! Не найдя ничего лучше, чем заорать: “У нас в домике бабуин!!!!” — я пулей выскочила наружу! К счастью, вспугнутая обезьяна выскочила следом за мной, не забыв конечно же прихватить с собой сахарок. В общем, все участники конфликта отделались легким испугом и некоторым количеством сахара, а дверь мы после этого случая благоразумно прикрыли. 😉

Остаток дня я провела в странном состоянии, так как в каждом шорохе мне мерещился очередной бабуин. Наверное именно в этот момент я заметила, насколько призрачен и тонок весь этот налет гуманности и бесконечной любви к окружающему миру. Сидя в своих кондиционированных четырех стенах легко быть всей из себя гармоничной и клеить на лаптоп гринписовских панд, но когда эта дикая природа сидит у тебя в комнате и жрет твой сахар, хочется бахнуть в нее из двустволки и не заморачиваться… Так что все мы мирные и добрые, пока ничто не нарушает наших негласно установленных границ и заведенного порядка вещей… На самом деле мир не благостен, а очень даже себе хаотичен и в нем всякое может произойти… Вот такое вот духовное прозрение дня. ;-P

Смеркалось. Воздух в долине стал холодным и каким-то особенно прозрачным. Мы еще раз сходили на прогулку и я смогла полюбоваться таинственным Замком Великана, золотящимся в последних лучах угасающего дня. Где-то далеко в холмах кричали бабуины. Из кустарника доносилось деловитое щебетание устраивающихся на ночлег птиц. В эти сумеречные часы призрачная граница между мирами казалась особенно тонкой. Наверное поэтому именно теперь нам бросилась в глаза странная полоса сухой травы, начинающаяся у красноватого валуна выше по склону и прямой стрелой спускающаяся прямо к реке. Я предположила, что один из горных духов держит под камнем своих коров, которые ходят на водопой одной и той же дорогой, и в тот момент это было самым вероятным объяснением из всех возможных.

Когда угас последний свет, небо над нами расцвело тысячами ярких звезд! Южное ночное небо похоже на шкатулку с бриллиантами и я могла бы бесконечно любоваться его мерцающими красотами! Мы сходили на ужин в имеющийся здесь ресторан, где мне особенно запомнился душистый домашний хлеб и прекрасное кари из чечевицы и нута. В домике я еще какое-то время прислушивалась к таинственным шорохам ночного мира за окном, но потом меня быстро сморил сон. Так и закончился второй удивительный день в Драконовых горах.

1 Response to Замок Великана

  1. Тамара Князева

    Чудесный день, о котором не менее чудесно рассказано. Мне тоже очень хочется своими глазами увидеть наскальные рисунки. И я даже знаю, где это есть в достижимых от Кейптауна окрестностях. Надеюсь, когда-нибудь там побывать… и может быть даже вместе. Хотя тебя теперь будет не удивить :-))).

Leave a Reply