My Enchanted World

Art, Travels and more…

Новая статья!

by Svetlana Husser - December 28th, 2017.
Filed under: Мои статьи.

Это все таки случилось! Сегодня вышел последний в этом году выпуск Ведьминого Котла! Скажу честно, сначала я думала, что номер обойдется и без моего участия. Эмоционально последние месяцы выдались очень напряженными. В жизни все шло кувырком. Мне хотелось забиться в какой-нибудь дальний уголок и поплакать, а не думать над содержанием новой статьи. Однако, рассудив, что лучше делать что-то продуктивное, чем тонуть в неуемной жалости к себе, я принялась за статью… Мне было сложно сконцентрироваться, многое казалось не тем и не таким как хочется, но пусть медленно зато неотвратимо я довела дело до конца. Как же теперь приятно видеть плоды своих усилий в этом прекрасном номере! Воистину, счастье творчества — это высшее счастье! Весь номер можно прочитать по ссылке:

Версия для просмотра на компьютере – https://yadi.sk/i/s6bJIDEC3R46kS

Версия для удобного чтения с мобильных устройств – https://yadi.sk/i/A6bIOE-C3R473g

А если кому-то лень читать все, то свою статью я размещаю прямо здесь, под катом.

Ночи Дыма

В немецкой народной традиции есть такое понятие как Rauhnächte (произносится как Раунэхте), „Ночи Дыма“ – те самые двенадцать ночей безвременья лежащие между днем зимнего солнцестояния и праздником Богоявления, обычно отмечаемым католиками 6 января. Традиции и обрядовость этого пограничного времени во многом сходны с нашими Святками, но есть, конечно, и свои особенности. Откуда взялась эта необычная традиция? Что означает странное название двенадцати ночей? Чем характерно это волшебное время? Обо всем этом мне и хотелось бы теперь поговорить.

На данный момент существует две лингвистические версии происхождения понятия „Rauhnacht“. По одной из них оно развилось из средневерхненемецкого слова rûch, которое можно перевести как „дикий“ или „волосатый“. Схожее значение до сих пор сохранилось в современном скорняцком жаргоне, где словом Rauhware или Rauchware называют шубы и подобные им меховые изделия. Таким образом понятие Раунэхте отсылает нас к многочисленным духам, демонам и иным потусторонним существам, приходящим в наш мир в это особое время. Как известно, повышенная волосатость – один из весьма распространенных признаков иномирных созданий (вспомним хотя бы некоторые традиционные описания наших банников, кикимор и домовых), но некоторые исследователи усматривают в названии священных ночей еще и отсылку к домашнему скоту, вокруг которого так же сконцентрированы многочисленные ритуалы и поверья этого времени. На мой взгляд, одна интерпретация совсем не исключает другой. Они скорее взаимодополняют друг друга.

Вторая лингвистическая версия возводит название ночей к слову Rauch, „дым“, что тоже вполне вероятно, так как в это время проводились многочисленные очистительные и защитные обряды, важной частью которых было окуривание жилищ и хлевов. Уже в 1520 году немецкий гуманист Йоханнес Бём (Johannes Böhm) писал: „Во время дюжины ночей между Рождеством и Новым Годом не остается ни одного дома, который бы ежедневно не окуривался ладаном, дабы уберечь его обитателей от чертей, духов и недоброго колдовства.“ Во многих регионах священные ночи называются RauCHnächte (РауХнэхте), то есть именно „Ночи Дыма“. Согласно дошедшим до нас христианским канонам, защитный ритуал окуривания обязательно должен был проводиться священником. Только так божественная благодать могла защитить людей от разгула нечисти. Однако народная традиция сохранила иное. Испокон веков немецкие крестьяне сами окуривали свои дома очищающим дымом смол и трав. Для этих целей обычно использовали шалфей, лавр, тимьян, можжевельник, камфору и так называемую „драконову кровь“ (общее название некоторых пальмовых смол характерного красного цвета). Эти ингридиенты до сих пор можно встретить в рецептах современных благовоний, продающихся на рождественских рынках.

Как можно судить из моего краткого лингвистического экскурса, дюжина ночей безвременья была важным мистическим временем, наполненным множеством легенд, поверий и ритуалов. К сожалению, у нас практически не сохранилось письменных источников, повествующих о древнейших традициях этого сезона, ведь те, кто был способен перенести их на бумагу, сидели за каменными стенами христианских монастырей и не желали иметь ничего общего с происходящими вокруг „бесовскими игрищами“. Первое упоминание Раунэхте находят лишь в документах относящихся к XVI веку, однако традиции этого времени определенно намного древнее. Скорее всего двенадцать священных ночей берут свое начало в древне-германском календаре, который состоял из двенадцати лунных месяцев, или же из 354 дней. Простое летоисчисление той эпохи еще не включало в себя интеркалирующую компоненту (добавление определенного промежутка времени) характерную для более поздних лунно-солнечных календарей, и таким образом между германским лунным и солнечным календарями оставался промежуток в 11 „лишних“ дней или же 12 „бесхозных“ ночей. Эти дни назывались „мертвыми днями“, так как они оказывались как бы вырванными из упорядоченного времяисчисления, четко задаваемого неизменным вращением годового лунного колеса. Не скованные рамками мирового порядка, эти дни становились временем разгула потусторонних сил, так как законы природы теряли свою власть над данным отрезком времени и грань между миром людей и миром духов становилась особенно тонкой. Именно поэтому многие культуры, использовавшие подобный календарь, наполняют время окончания года многочисленными обрядами и ритуалами. Сейчас „Дымными Ночами“ считают двенадцать рождественских дней с 25 декабря до праздника Богоявления (в католичестве в этот день вспоминают о поклонении волхвов божественному младенцу) 6 января. Однако, в зависимости от региона, в немецкой народной традиции фигурируют и другие временные сроки: например, время между днем святого Фомы (21 декабря) и современным Новым Годом (31 декабря/1 января). Эти даты еще больше привязаны к астрономическому дню зимнего солнцестояния и потому кажутся мне более историчными, нежели явно христианизированный рождественский вариант.

Теперь, однако, становится совершенно понятно почему немецкая народная обрядовость считает Рождество временем разгула нечисти и разнообразнейших духов. Так же поговаривают, что ведьмы имеют в эту ночь в совершенно особую силу. Эти представления отражаются даже в названии традиционного рождественского колокольного перезвона. Церковный звон, собирающий всех честных христиан на полуночную службу после захода солнца, называется Schreckensgeläut, „ужасный звон“ или „отпугивающий звон“. Здесь, как и во многих других рождественских традициях, языческий обычай отпугивания недобрых духов громким шумом, например перезвоном многочисленных колокольцев, кривенько и неумеленько прикрылся христианством. Между прочим, традиция священного шума была широко распространена по всей территории современной Германии, просто в одних местностях это были колокола, ну а где-то палили из пушек (böllern) или же просто ритмично били в пустой горшок (Rummelpott). Именно отсюда растут ноги и у столь любимого немцами запускания фейерверков в новогоднюю ночь. Шум взрывающихся хлопушек так же изначально был призван отпугнуть нечисть от людских жилищ. Но вернемся в церковь. Существовало поверье, что в рождественскую ночь ведьмы и колдуны вступают в совершенно особую силу, а потому полуночная церковная служба считалась идеальным временем для выявления этих тайных недоброжелателей рода людского. Для выявления „агентов сотоны“ нужно было прийти на рождественскую службу с особой табуреткой, сделанной из девяти пород дерева, и если просидеть на ней всю всенощную, то человеку станут видны все ведьмы в округе. По другой версии, если в эту ночь посмотреть на прихожан сквозь тончайший древесный срез, то можно увидеть всех ведьм, сидящими в остроконечных шляпах спиной к алтарю.

Как уже упоминалось, „Ночи Дыма“ были не только временем ведьм, но и временем всевозможных потусторонних визитов. Считалось, что после того, как дюжина священных ночей достигнет своей середины (т.е. примерно под Новый Год), начинается время Дикой Охоты. Двери миров открыты и беспокойные духи легко попадают в наш мир. Они устраивают длинные процессии, либо же носятся по небу в пугающем вихре Дикой Охоты. На территории Германии ее предводителем считался Один (так же незамысловато прозываемый Диким Охотником, но всем все и так было понятно) или же госпожа Холле. (В этом месте я не могу не упомянуть тот забавный факт, что для выражения крайней степени изумления, в немецком языке до сих пор употребляется идеоматическое выражение „Holla, die Waldfee!“, „Холла, лесная фея!“, что еще раз подчеркивает тесную связь этой богини с лесом и неукрощенной дикой природой.) Случающиеся в это время года бури, ураганы и иные непогоды объясняли тем, что по небу несется Охота. Трудно поверить, но еще в начале XX века жители Саксонии оставляли на верхних ветвях фруктовых деревьев последние плоды осеннего урожая „für die Wilde Jagd“, „для Дикой Охоты“. В других регионах древним богам жертвовали хлеб, пироги и иную выпечку, мясо, бобовые, а так же остатки праздничной рождественской пищи. Подношения выставляли за порог или же раскладывали их в садах, под фруктовыми деревьями. Так же считалось, что в это время нельзя вывешивать на просушку белое белье. В простынях могла запутаться Дикая Охота, и тогда разгневанный Один использует их в качестве савана для дерзеца, посмевшего преградить путь богам.

Во многих регионах западной Германии, например в Айфеле (Eifel) или соседними с ним Арденнскими горами, а так же в некоторых местностях Баварии, считали, что главными жертвами нападок ведьм, оборотней становятся ни в чем не повинные домашние животные. Злые духи могли отобрать у скота те качества, которые делали его полезным для людей. Именно поэтому большая часть защитной обрядовости была посвящена защите хлевов. Их тщательно окуривали, обрызгивали святой водой и банально охраняли. Если привлечь нежелательное внимание, духи могли украсть людское благосостояние, а потому существовали многочисленные запреты, связанные с продуктами животного происхождения. Например, во время Ночей Дыма нельзя было передавать молоко за порог или же взбивать масло. Наверное именно поэтому в Баварском Лесу (Bayerischer Wald) эти ночи порой называли Raubnächte, „Ночи Воровства“. Нечисть могла не только воровать, но и просто проказничать в хлеву, например, заплетая лошадям гриву. Кое где считалось, что козел в хлеву отпугивает всякое зло, так что в Ночи Дыма эти рогачи были прямо на расхват. Еще одно интересное поверье повествует о том, что в эти священные дни, ровно в полночь, все животные обретают дар речи. Чаще всего они говорят о будущем, например о том, кто умрет в следующем году (офигенная тема для ночной посиделки в хлеву). Однако, человек услышавший их разговор умирал прямо на месте. На логичный вопрос: „А кто же тогда слил инфу о том, что звери вообще разговаривают?“ традиция ответа не дает. Так же не до конца ясно разговаривают ли это сами животные или старые боги на какое-то время принимают животный облик, чтобы донести свои послания до людей. А может просто сами люди становятся в это время более чувствительными к подобным вещам? Ну да это и не важно. Куда как больше важна гармония в доме и ощущение единения с братьями нашими меньшими. Кстати о гармонии, в некоторых регионах считалось, что в это время животные могут пожаловаться домовому на своих хозяев, если те плохо к ним относились, и тогда домовой дух жестоко покарает таких бессердечных людей.

Конечно же священные ночи использовали и для многочисленных гаданий. Эта традиция до сих пор сохранилась на территории Германии, выродившись в популярное развлечение „лить свинец“ на Новый Год. В магазинах можно купить специальные наборчики для литья и в новогоднюю ночь каждый участник празненства должен растопить кусочек свинца, вылить его в холодную воду и постараться прозреть свое будущее сквозь его застывшие формы. В так называемом „Крестьянском календаре“ двенадцать священных ночей символизируют двенадцать месяцев приходящего года. 26 декабря соответствует январю, 27-ое – февралю и далее по списку. 6 января завершает этот метеорологический прогноз предсказаниями на будущий декабрь. В регионах Швабии, Шлезии, Рудных горах (Erzgebierge) и Йизерских горах (Isergebirge) для предсказания погоды на будущий год был распространен так называемый „луковый оракул“. Для этого луковицу разрезали пополам, разбирали, согласно грядущим месяцам, на 12 чешуек, посыпали их солью и оставляли на ночь, а утром по скопившейся в чешуйке влаге определяли на сколько дождливым будет тот или иной месяц. Людские сны в эти ночи так же зачастую оказываются вещими, а соответствие ночей определенному месяцу будущего года, позволяло точно определить временные рамки предстоящего события. Считалось даже, что видения пришедшие спящему до полуночи соответствуют первой половине месяца, а после полуночи – второй.

Тот, кто осмелится в это время прийти на пустынный перекресток и откроет свою душу знакам иного мира, сможет предсказать события будущего года, a девушки могли погадать на перекрестке о будущем замужестве. Вплоть до XIX века девушки собирались в полночь на перекрестке и ждали жениха. Рано или поздно они видели в темноте фигуру, сходную с будущим суженым. Призрак молча шествовал мимо гадающих и им строжайше запрещалось заговаривать или смотреть ему во след, так как это сулило скорую смерть. Конечно же существовала масса и более обыденных способов гадания. Например, девушка могла занести в дом охапку дров, а затем сосчитать поленья. Четное число означало скорое замужество, а нечетное – сулило продление одиночества…

Всех обрядов, поверий и традиций здесь просто не перечислить! Вся человеческая жизнь, все ее нюансы и аспекты приобретают в это время привкус магии и волшебства. До мира духов можно дотянуться рукой. По улицам городов разгуливают процессии перхтов, крампусов и звонарей (Glöckler они же „светлые перхты“). Это время вселенского беспорядка и беспокойств затрагивает совершенно особые струны человеческой души и заставляет видеть мир в совершенно ином свете. Так пусть же Ночи Дыма, Ночи Меха, Ночи Воровства не потревожат уюта и покоя ваших домов, а Дикая Охота с воем пронесется стороной. Светлого вам праздника!

Leave a Reply