My Enchanted World

Art, Travels and more…

Философия во время бури

by Svetlana Husser - January 19th, 2018.
Filed under: Жизнь, Мои фото, Цитаты.

Вчерашняя поездка в Гамбург прошла очень благополучно. Несмотря на уже предвиденные непредвиденные трудности, я завершила все бюрократические дела и даже сумела вернуться домой в тот же день, в который уехала. Это оказалось непросто, так как в Нижней Саксонии бушевал сильнейший ураган и в связи с этим на вокзалах и скоростных дорогах царил полнейший хаос. Под вечер, порядком уставшая от долгих блужданий под снегом и ветром, от бессмысленных чиновничьих проволочек и шумной вокзальной толкотни, я с удовольствием устроилась у окна мерно покачивающейся электрички и стала вглядываться в сгущающиеся сумерки. Богатый событиями день настраивал мысли на философский лад, а неуверенность в том, удастся ли мне достичь места назначения просто вынуждала сконцентрироваться на текущем моменте и наслаждаться состоянием “здесь и сейчас”. В темноте было сложно разглядеть последствия прошедшего урагана, так что я укуталась в шарф и углубилась в чтение рассказа Артура Мэйчена (Arthur Llewellyn Jones Machen) “Белые Люди”… Все закончилось хорошо. Мне удалось добраться до Ганновера, а на вокзале меня встретил муж и на машине довез до Геттингена. Страшный и сложный день оказался далеко не таким страшным и сложным, каким я его себе представляла… Девиз всей моей жизни. 🙂

На этом я, пожалуй, закончу свое повествование, а если кому-то интересна философская составляющая прошедшего дня, то под катом я оставлю отрывок рассказа Мэйчена, который произвел на меня большое впечатление и дал богатую пищу для размышлений о вечных понятиях “добра” и “зла”… Нельзя не заметить, что посещение русского консульства, как нельзя лучше подготовило душу для восприятия подобных тем. 😉

Да, конечно, существует некоторая связь между Грехом с большой буквы и теми действиями, которые принято называть греховными: убийством, воровством, прелюбодеянием и так далее. Но связь эта приблизительно такая же, как между алфавитом и изящной словесностью. Мне кажется, что это разделяемое большинством заблуждение вызвано тем, что мы всегда рассматривали данную проблему с социальной точки зрения. Мы полагаем, что если человек творит зло по отношению лично к нам или к окружающим, то он и сам непременно должен быть очень злым. С общественной точки зрения все правильно; но разве вы не видите, что Зло в своей сущности есть нечто сокровенное — страсть, овладевшая отдельной, индивидуально взятой душой? Обычный убийца сколь бы отпетым он ни был, ни в коей мере не является грешником в истинном смысле этого слова. Он просто дикий зверь, от которого нам следует избавиться, чтобы спасти свои собственные шеи от его ножа. Я бы скорее причислил его к каким-нибудь хищникам, тиграм например, но не к грешникам. […] Убийца действует, руководствуясь не положительными, а отрицательными побуждениями; ему просто не хватает чего-то такого, что имеется у его жертвы. А настоящее зло, напротив, полностью положительно — только с другой, темной стороны.

Можете мне поверить: грех в истинном значении этого слова встречается очень редко; вполне возможно, что действительных грешников еще меньше, чем святых.  […] Мы, естественно, склонны считать, что тот, кто нам очень неприятен, и есть великий грешник! Когда вам обчистят карманы, это очень неприятно — и вот мы объявляем вора великим грешником. А на самом деле он попросту неразвитый человек. Конечно, он не святой, но вполне может быть — и часто бывает — бесконечно лучше тех тысяч и тысяч «праведников», что ни разу не нарушили ни единой заповеди. Нам он порядком вредит, я признаю это, и мы правильно делаем, что всякий раз, как поймаем его, сажаем за решетку, но связь между его преступным, антиобщественным деянием и настоящим Злом — слабее некуда. […] Мы переоцениваем и в то же самое время недооцениваем зло. Мы наблюдаем весьма многочисленные нарушения наших общественных «вторичных» законов, этих совершенно необходимых правил, регламентирующих существование человеческого сообщества, и ужасаемся тому, как распространены «грех» и «зло». На самом деле все это чепуха. Возьмем, к примеру, воровство. Испытываете ли вы реальный ужас при мысли о Робин Гуде, о шотландских крестьянах семнадцатого века, о разбойниках или, скажем, о современных основателях фальшивых акционерных обществ? Конечно, нет. Но с другой стороны, мы недооцениваем зло. Мы придаем такое непомерное значение «греховности» тех, кто лезет в наши карманы или посягает на наших жен, что совсем забыли ужас настоящего греха.

Сущность греха на самом деле состоит […] во взятии небес штурмом. […] Я полагаю, что грех — это не что иное, как попытка проникнуть в иную, высшую сферу недозволенным способом. Отсюда понятно, почему он встречается крайне редко — немного найдется таких людей, кто вообще стремится проникнуть в иные сферы, высшие или низшие, дозволенным или недозволенным способом. Люди, в массе своей, вполне довольны собственной жизнью, какой бы она ни была. Поэтому так мало святых, а грешников (в истинном смысле этого слова) и того меньше. Что же до гениев, которые иногда бывают и тем и другим вместе, то они тоже встречаются редко. Стать великим грешником, возможно, даже труднее, чем великим святым. […] Достижение святости требует таких же или, по крайней мере, почти таких же огромных усилий; но святость предполагает благие и естественные пути. Это попытка вновь обрести экстаз, который был присущ людям до грехопадения. Грех же является попыткой обрести экстаз и знание, которые подобают лишь ангелам, а потому, предпринимая такую попытку, человек в конце концов становится демоном. […] Итак, очевидно, что ни добро, ни зло не свойственны Тому общественному, цивилизованному созданию, какое мы называем современным человеком, причем зло несвойственно ему в гораздо большей степени, чем добро. Святой стремится вновь обрести дар, который он утратил; грешник пытается добыть то, что ему никогда не принадлежало. Иными словами, он повторяет грехопадение .

[…] Материализм нашей эпохи много сделал для уничтожения святости, но еще больше преуспел в уничтожении зла. Земля столь уютна, что нас не тянет ни к восхождениям, ни к падениям.

А что вы думаете по данному поводу?

Leave a Reply