My Enchanted World

Art, Travels and more…

Ткач и черт

by Svetlana Husser - July 30th, 2020.
Filed under: Uncategorized.
Бамбергский домик

Однажды утром, едва открылись городские ворота, к одному благочестивому бамбергскому ткачу подошел довольно жалко выглядевший подмастерье и обратился к нему с просьбой о работе и крове над головой. Хотя ткачу и нужен был хороший помощник, он сомневался стоит ли брать к себе этого бродягу с большой дороги, который судя по всему больше понимает толк в выпивке, чем в почтенном ткацком ремесле. Кроме того мастера смущал и огромный черный кот, сидевший на плече у подмастерья и угрожающе сверкавший своими зелеными глазами. Однако, бродяга заявил, что без кота он здесь не останется, а потому мастер с тяжелым средцем предложил незнакомцу сесть и разделить с ткачем скромный завтрак и питье.

После того, как новоявленный подмастерье подкрепился, не забыв угостить парой лакомых кусков своего странного кота, он потянулся за шляпой и хотел было покинуть дом, но мастер придержал работника, многозначительно указав ему на, стоящий у окна в сад, ткацкий станок. “Ну, он-то от меня никуда не убежит,” — насмешливо протянул подмастерье, и объяснил мастеру, что он привык работать по ночам, а днем спать или заниматься своими делами. Подмастерье так же заверил хозяина, что ночью он работает за троих. После этого парень вышел за дверь и действительно не появлялся в доме мастера до самого ужина. Вечером он погладил своего кота, поговорил с ним, как будто тот мог понимать человеческую речь. Ткач приметил, что каждый раз, когда новый работник проводил рукой по черной шерсти необычного питомца, в воздух взвивался целый сноп искр. От этого волосы на затылке у ткача встали дыбом, но он не подал виду.

Когда мастер наконец отправился спать, подмастерье снял куртку и сел за ткацкий станок. Вначале пожилой ткач так волновался, что ни на минуту не мог сомкнуть глаз, но услышав, как в соседней комнате размеренно застучал станок, он подумал, что каждый работает так, как считает нужным, и если подмастерье и вправду сделает столько, сколько обещал, то ни все ли равно когда он будет этим заниматься? Рассудив так, мастер наконец перевернулся на правый бок и сразу заснул. Утром оказалось, что бродяга действительно не бросал слов на ветер. На столе лежал прекрасно сотканый отрез новой ткани, над которым старьй мастер трудился бы три дня, а в станок уже была вправлена свежая основа. Мастер насторожился и отметил, что что-то здесь нечисто. Но подмастерье грубо ответил, что если хозяину де кажется, что работа сделана слишком быстро, так он может работать и помедленнее, а кроме того в Бамберге полно других ткачей… Боясь потерять такого бесценного работника, мастер поспешил умилостивить его вкусной едой, отвлечь сладкими речами, и в конце-концов позволил тому делать все так, как вздумается.

Конечно, время от времени совесть мастера давала о себе знать (особенно, когда он видел, как подмастерье исчезал, стоило только мастеру взять в руки молитвенник, или как тот кривился от каждого упоминания имени Божьего, как будто ему за шиворот выливали ведро холодной воды). Так продолжалось все лето. Дела у ткача шли в гору. Он все больше полагался на своего подмастерья, а сам все чаще предавался праздности и лени. Днем его можно было заметить в какой-нбудь пивной, а по вечерам подмастерье, сам шагающий далеко нетвердой походкой, приводил шатающегося хозяина домой и клал его на лавку. Соседи только тревожно переглядывались, да качали головой.

Однажды ночью мастер внезапно проснулся от тяжёлого сна в холодном поту. Снилось ему, будто черный зверь, извергая дым и пламя, разодрал на станке совершенно новую основу. Хозяин тут же хотел поспешить к гостинную и все проверить, но услышав, что за стеной, как и каждую ночь, идет размеренная ткацкая работа, успокоился и снова лег в кровать.

Однако проспал он недолго. Тревожный сон повторился, и на этот раз старый мастер больше не мог сдержать волнения. Он тихо оделся и помня, что подмастерье каждую ночь запирает дверь в гостинную, где стоит станок, выбрался из окна в сад. Обойдя дом, мастер обнаружил, что ставни нужной ему комнаты плотно закрыты, но через центральный вырез в форме сердца в темный сад падал тусклый луч света. Тихо подкравшись к окну, хозяин приподнялся на цыпочки и осторожно заглянул внутрь. Он увидел подмастерья, привалившимся в углу, у печки. На него падал неверный свет сального светильника и было видно, что веки работника отяжелели от выпивки. Ткацкий станок, донако, исправно работал сам по себе! Поднимались и опускались деревянные педали, ритмично ходило вверх и вниз бердо, прижимая свежий уток, а челнок, словно молния, сновал меж натянутых нитей, перебрасываемый из стороны в сторону грозно шипящим котом. Внезапно мастер все понял! Холодный пот побежал по его спине, и он заикаясь прошептал: “Всякое дыхание да славит Господа!”

В тот же момент станок остановился, а кот закричал ужасным голосом и вырвав челнок из основы бросил его в окно. Мастер успел отскочить в сторону и бросился бежать без оглядки, не разбирая дороги! До рассвета бродил он по спящему городу. Когда же он, наконец, осмелился снова войти в дом в сопровождении ночного сторожа, все там было разрушено и перебито. Основа и свежий холст были разорваны в клочья, а стены и пол забрызганы темными пятнами крови. Подмастерье и его кот исчезли, будто сквозь землю провалились, и больше их в Бамберге никто никогда не видел.

Leave a Reply